Активный отдых02 августа 2013

Станислав Курценовский: «Парусом и закончу»

Интервью с российским пилотом водной «Формулы»

— Станислав, почему вы перешли из «Формулы-1» в «Формулу-2»?

— В первой Формуле война бюджетов. Требуются очень большие деньги, сложно финансово бороться с такими мощными командами, как Эмираты и Катар. Технический спорт требует больших затрат.

Ездить в «Формуле-1» более пафосно, хотя и здесь неплохо. Но хочется быть на подиуме — ведь все ради этого.

Я понял, что ездить в десятке, шестерке и не иметь шансов взять призовое место — это не то, что мне нужно. Когда я это осознал, то решил перейти в этот класс.

— Чем отличается F2 от остальных классов, где вы гонялись?

— В сравнении с Formula 1 он менее мощный — при таких же размерах лодки там двигатель в два раза мощнее. А значит, выше скорости, перегрузки на поворотах больше, что требует очень хорошего мастерства при управлении.

Но и здесь тоже конкуренция громадная, поэтому «пришел, увидел, победил» не получается. За всем должна стоять работа.

— Расскажите поподробнее о команде, в которой вы гоняетесь.

— Гоняюсь с моими латвийскими друзьями Атисом и Увисом Слактерисом. Они давно выступают в F2, они-то и склонили меня перейти сюда.

Кстати, Увис один сезон отгонял в первой «Формуле», но тоже вернулся во вторую. Здесь он один из лидеров и постоянно на подиуме — в прошлом году был вторым на чемпионате мира.

Что важно для меня и, думаю, для него тоже, так это соревновательный дух в команде — мы все-таки конкуренты, и это здорово мотивирует. Когда есть конкуренция, результат всегда выше.

Атис Слактерис справа, Увис — в центре. Отец и сын.
Атис Слактерис справа, Увис — в центре. Отец и сын.

— Вы прислушиваетесь к критике товарищей по команде?

— С возрастом я стал лучше — раньше совсем не прислушивался, а сейчас что-то принимаю, что-то нет. Смотря как на подсознание ляжет.

— Есть подвижки с ситуацией, что вы единственный российский «формульный» гонщик?

— Я надеюсь, что в ближайшем будущем изменения будут. Уже сейчас у нас в стране три лодки «Формулы-4». К следующему году мы готовим команду на гонки на выживание «24 часа Руана» и «Восемь часов Августова». Не знаю, буду ли сам участвовать, но команда будет точно. Лодка уже куплена, и ездить на ней будут ребята, которые сейчас гоняют в чемпионате мира на пневматике в классе PR1, PR2, PR3 (гонки на выживание).

Я пытаюсь объяснить владельцу команды, что недостаточно выступать только в гонках на выживание. Две гонки в сезоне — это мало, нужны и другие соревнования. Лучшими здесь становятся те, кто гоняет еще где-либо — или в «Формуле-1», или в «Формуле-2». Пока он немножко упирается, но я думаю, что в конечном итоге и здесь появятся русские.

Конечно, моя мечта — несколько гонщиков в стране, чтобы проводить чемпионат России в первой и второй «Формуле». Это было бы здорово.

— В интервью десятилетней давности вы говорили, что долго гоняться нельзя и опыт со временем начинает только мешать. Изменили ли вы свое мнение?

— Когда мы молоды, мы думаем, ну зачем старому гоняться? А потом мы сами достигаем этого возраста.

Когда то интервью вышло, моему наставнику, Гвидо Капеллини, дали бейджик VOP — Very Old Pilot. Ему было 40. И я подкалывал его и радовался, как молодой котенок, который бегает вокруг старого кота.

Когда я сам стал старым котом, я подумал, а почему бы и нет?

Сейчас я смотрю на молодых ребят из четвертой «Формулы» и вижу, что они не чувствуют грани. Мне кажется, опыт мешает ездить совсем безбашенным — слишком большое количество аварий. Нет желания, как мы говорим, лишний раз «убраться».

Но все зависит от характера. Как показывает мой опыт, раньше я был слишком горячим. Возможно, сейчас я нашел баланс — все мы его ищем.

— Вы начинали с паруса, с классов «Кадет», «Оптимист». Есть планы вернуться?

— Думаю, что парусом и закончу. В этом году думаю сдать на yachtmaster и в планах есть покупка парусной лодки. Правда, коллеги говорят, что с парусом еще успею и с моей любовью к быстрой езде он меня скоро утомит. Но этот момент наступит.

В 7 лет я начал с паруса и думаю, что в 70 я буду под парусом.

Это дает свободу, в том числе и от больших трат. У меня была небольшая моторная яхта — это уйма денег на бензин. А тут ветер — все бесплатно, все экологично.

Комментарии

Также читайте

Джин из ангара
Джин из ангара
Первая фотография самого большого в истории карбонового шлюпа
Когда название определяет бытие
Когда название определяет бытие
Лодка Poopy Express разбилась при перевозке, упав с трейлера
Классика жанра
Классика жанра
30-я по счету регата классических парусников прошла в Антигуа
Суперяхта за 3 евро
Суперяхта за 3 евро
Марсель Брок создает точные модели суперяхт из старых картонных коробок
Спасибо, что живые
Спасибо, что живые
Очевидец заснял гибель тренировочной яхты Artemis Racing — хорошо, что на борту все целы
Мой яростный и быстрый зверь
Мой яростный и быстрый зверь
«Постройте мне зверя», — потребовал от верфи Royal Huisman заказчик этого парусника.
Серфинг-искусство
Серфинг-искусство
Художник рисует картины на окруженных водой стенах, стоя на доске для серфинга
Новый символ Парижа
Новый символ Парижа
Лодку участника Vendee Globe повесили на Эйфелеву башню
Суперяхтенные баталии
Суперяхтенные баталии
Очень красивые кадры с регаты St Barths Bucket Regatta
Из Южного океана с любовью
Из Южного океана с любовью
Кому-то на 8 марта дарят цветы. Ее подарок — мыс Горн
Cмотрим дальше