Парусный спорт30 октября 2013

Владимир Силкин:«Будем позиционировать ВФПС как современную, привлекательную организацию»

Президент федерации парусного спорта отвечает на вопросы itBoat

В декабре прошлого года новым президентом ВФПС был избран Владимир Силкин. На прошлой неделе мы встретились с Владимиром Николаевичем, чтобы подвести первые итоги его работы на новом посту.

— Завершается Ваш первый год в роли президента ВФПС. Что удалось сделать за это время?

Перед нами стояло две большие задачи. Первая — внутренняя. Грубо говоря, навести порядок, выстроить систему в работе наших отделов, систему бухгалтерии.

Например, сейчас завершается большая работа по подготовке централизованной библиотеки смет. Мы обсчитали фактически все возможные российские, европейские и мировые соревнования. Сейчас у нас есть картина по всем статьям затрат, как с точки зрения проведения, так и участия в соревнованиях.

Поэтому теперь мы можем, во-первых, эффективно формировать бюджеты молодежной или олимпийской сборных команд при ограниченных ресурсах. Во-вторых, можно оптимизировать логистику передвижения. В-третьих, это публичная история, когда никто ничего не сможет утаить, все будут понимать, сколько это стоит. Ну и, в-четвертых, все это позволит освободить тренеров сборной от несвойственной им функции, а именно поиска гостиниц, бронирования билетов и других бытовых вопросов. Тренеры могут сконцентрироваться на главном — собственно, тренировочном процессе.

Вторая важная вещь, это осмысление места Федерации в парусном спорте. Чем должна заниматься ВФПС, что кроме нее никто не делает.

Мы переформатировали календарь соревнований, сделали его трехуровневым. Раньше было 150 соревнований, невозможно все одинаково хорошо организовать.

Полным ходом идет ребрендинг Федерации, он уже на завершающем этапе. Будем позиционировать ВФПС как современную, привлекательную для спонсоров организацию.

В целом, это был год осмысления задач, выстраивание системы работы самой Федерации. Мы приняли несколько глобальных программ, например, программу «Точки роста».

— Расскажите подробнее про нее.

Больше четырех лет в ВФПС работала программа «1+1», когда Федерация покупала за свои средства одну лодку «Оптимист» в дополнение к каждой такой лодке, купленной частными яхт-клубами на местах. В итоге она дала около 1000 «Оптимистов» — но на всю Россию этого, конечно, все еще недостаточно. Ну, раздали мы эти лодки, получил их, например, какой-то регион: они купили два, мы дали еще два, в итоге 4 «Оптимиста». Но дальнейшего развития никакого нет, так как нет истории и тренерской школы в этом конкретном месте.

Поэтому мы переформатировали эту программу.

Точки роста — это региональные центры, в которых есть исторически сложившиеся яхт-клубы, где есть инфраструктура и сильные тренерские кадры. Это те, кто хочет и может развивать парусный спорт.

На первом этапе мы хотим иметь порядка 10 таких точек. Сконцентрироваться на них, чтобы там иметь большой флот, в том числе чартерный, чтобы там были тренеры, чтобы там была школа. И, соответственно, там мы будем проводить основные соревнования.

— Эти «точки» — они уже выбраны?

Еще не выбраны, но заявки уже есть. Мы имеем хороший исторический яхт-клуб «7 футов» во Владивостоке. Мы имеем Санкт-Петербургский яхт-клуб, мы имеем яхт-клуб в Таганроге, мы имеем Сочи. Есть заявка сейчас от Екатеринбурга, очень хочет Татарстан, очень хочет Калининград и Тольятти. Из нового — это Конаково на Волге.

— Что дает программа яхт-клубам, которые в ней участвуют?

Первое, мы приводим туда соревнования. Это уже немало. Обеспечиваем долевое финансирование. Затем мы вместе с партнерами, проводя такие большие соревнования регулярно, можем сформировать общий пул спонсоров.

  • — Программа «1+1» была прежде всего нацелена на детский парусный спорт, а сейчас, получается, берете шире?

Главный приоритет, конечно, это по-прежнему детский и молодежный спорт.

Мы понимаем, что без флота «Оптимистов», «Зумов», 420х, «Кадетов» невозможно говорить о будущем.

Нам сейчас важно в каждой точке роста иметь не менее 50-100 «Оптимистов». Плюс всю инфраструктуру, чтобы проводить соревнования. Плюс детских тренеров.

Помимо этого, конечно, мы рассматриваем точки роста не только для детского спорта. Мы понимаем что важно иметь чартерный флот для взрослых. Очень много жизненно активных людей, особенно из бизнеса, которые никогда в детстве парусом не занимались, но очень хотят прийти в парус. Мы просто видим это по динамике, она колоссальная.

Не на «Оптимисты» же их сажать, не на олимпийский класс?

Есть формат очень хороший для внутренних вод — национальный класс «ЭмКа». При слабых ветрах дает хорошую скорость и драйв. Есть килевые яхты, SB20 или GP26.

Конечно, мы в бизнес-моделях предполагаем, что должен быть флот — лодок 10 для начала — вот такого любительского формата, чтобы там можно было проводить корпоративные или любительские региональные регаты. Есть идея сделать этапный кубок выходного дня, чтобы люди могли в течение лета три дня погоняться в Таганроге, три дня в Тольятти, три дня, например, в Питере. То есть за лето он посетит самые лучшие яхтенные места России. Это отнюдь не хуже, чем Хорватия или Майорка.

— Вот этот чартерный флот тоже помогаете формировать?

Конечно, мы не будем покупать его за свои деньги. Целиком. Мы, может быть, будем находить формат, чтобы либо частично финансировать, либо мы будем помогать сформировать спонсорскую программу.

— Кроме «Точек роста», какие еще приоритеты Вы видите в деятельности ВФПС?

Во-первых, это администрирование календаря соревнований. Весь календарь формируется Федерацией. Дальше мы отслеживаем, чтобы регаты в нашем календаре соответствовали всем правилам ISAF. По итогам этих гонок присуждаются спортивные разряды. Нам очень важно, чтобы эти регаты проходили качественно.

Во-вторых, вопросы обучения и получения соответствующих документов. Тоже прерогатива Федерации, мы сейчас упорядочиваем эту систему, с тем чтобы «права» не покупались, чтобы люди необученные не выходили под парусом и не попадали в несчастные случаи.

В-третьих, работаем с законодательством с точки зрения таможенного регулирования, импорта парусных лодок. Это раскрытие внутренних водных ресурсов для открытия туризма. Нам важно, чтобы у нас развивалась яхтенная инфраструктура. А что это такое? Это яхт-клубы.

Яхт-клубы будут развиваться и заниматься парусом тогда, когда это будет выгодно. Чтобы было выгодно, должны быть туристы.

В-четвертых, самым главной задачей Федерации является популяризация парусного спорта. Мы сейчас осмысливаем, какие нужно сгенерировать идеи или использовать инструменты, для того чтобы получить максимальный финансовый рычаг. Затратив ограниченное количество денег, как можно больше привести людей в парус. С деньгами любой дурак сделает, а без денег, или с ограниченным количеством денег, нужно думать творчески.

Например, мы сейчас работаем над новым сайтом ВФПС. Мы хотим его сделать более продвинутым, чтобы люди к нему чаще обращались. Сделать его этаким reference point для всего, что связано с парусом. Собираем обойму постоянно пишущих для нас авторов. Нам важно, чтобы они не просто описывали соревнования, а начали рассказывать о лицах. Живые истории про людей всегда интересны. Мы хотим перейти к профессиональному освещению именно людей и их успехов, для того, чтобы все, кто прочитают эти материалы, хотели им подражать и приходили в парус.

  • — Несколько лет велась работа по законодательству, разрешающему заходить во внутренние воды под иностранным флагом. Это все открыто, это работает. Параллельно была работа по отмене пошлин для спортивных судов. Насколько я понимаю, данное решение еще не принято. Что здесь мешает?

Решение не принято по той причине, что Минпром хочет получить согласие неких российских производителей на обнуление пошлин для лодок до 9 метров. С одной стороны, мы прекрасно понимаем, что ни один производитель не хочет конкурировать на равных условиях, а хочет иметь некую преференцию.

С другой стороны, я считаю что это абсолютно неправильная позиция. У нас, во-первых, нет достаточного количества производителей, которые могут удовлетворить внутренний спрос. А во-вторых, мы должны создать нормальную конкуренцию, и тогда даже те производители, которые есть, смогут повысить качество своей продукции.

Мы активно ведем эту работу, участвуем во всех переговорах, совещаниях, и очень надеемся, что сможем убедить коллег, что надо эти пошлины отменить. Я надеюсь, в 2014 году это произойдет.

  • — Поговорим об Олимпийском парусе. Как идет подготовка к ОИ 2016 в Рио-де-Жанейро, какие здесь в целом приоритеты?

(Вздыхает). Приоритеты очень простые пока. В сентябре следующего года будет Чемпионат мира ISAF в Олимпийских классах в Сантандере. Нам, конечно, надо получить максимум лицензий, для того чтобы мы могли участвовать в ОИ.

Так что тактическая задача для нас — Сантандер, стратегическая задача — Олимпиада 2016 года и молодежная сборная.

Мы сделали большую программу, она называется «Молодежная сборная 2020». Мы спланировали на семилетку и финансово, и методологически, как нам готовить сборную. Это такой большой том с расчетами, с бизнес-планированием.

Программа запускается в этом году. Она основывается на том, что для Олимпийской сборной мы должны иметь две основных базы. Пока это база в Сочи, с точки зрения научной, восстановительной, реабилитационной она очень хорошая. Но не с точки зрения тренировок зимой. И с ветром там проблемы. Так что еще одну мы должны иметь в Европе. Сейчас мы занимаемся ее поиском. Она должна выполнять две цели. Первое, она должна позволять нам тренироваться круглый год. Вторая, это собственный логистический центр, где мы должны иметь свою матчасть, чтобы не возить по 2-3 тысячи километров лодки из России, в Кашкайш или Ля Рошель.

Это будет наш второй дом, который позволит нам оптимизировать затраты.

Место еще не выбрано, мы смотрим смотрим страны южные, где тепло — это Испания или Италия.

В перспективе мы также очень хотим восстановить базу в Анапе. С точки зрения ветровых характеристик она самая лучшая. Из нее много чемпионов выросло. Мы определились с земельным участком, на котором можно строить парусный центр, и теперь очень надеемся, что Минспорт все-таки примет решение о включении этого проекта в инвестиционную программу. Если мы его построим, то у нас в стране даже в зимнее время будет своя база, которая позволит тренироваться круглый год.

— Перейдем к профессиональному парусному спорту, таким соревнованиям, как Кубок «Америки», Volvo Ocean Race. Вы сами, кстати, следили за прошедшим КА?

Конечно, смотрел. Очень переживал за новозеландцев.

— Вы здесь не одиноки, за них весь парусный мир переживал. У Федерации есть какие-либо планы по соревнованиям такого уровня?

Могу сказать, что мы поддерживаем наши профессиональные команды. В каком смысле поддерживаем? Не финансово, конечно. Есть некий конфликт интересов между Олимпийской сборной и профессиональными командами, потому что в командах участвуют в том числе члены сборной. Но мы однозначно сказали им, что мы готовы обсуждать некий формат, который давал бы синергию и для ОС, и для профессиональных команд. Это с одной стороны.

С другой стороны, нам очень важно чтобы ребята которые с детства занимались в молодежной команде, в олимпийской команде, чтобы они понимали: отработав и потратив колоссальное количество времени и сил на сборную, после этого они не уходят «в никуда».

Они могут приходить в команды и гоняться уже профессионально, могут жить парусным спортом, содержать свои семьи.

Вместе с яхт-клубом Санкт-Петербурга и «Газпромом», мы сейчас делаем проект молодежной профессиональной команды в классе RC44. Будем участвовать в отборе, с тем чтобы ребята из Олимпийской команды могли найти себя там.

Что касается привезти в Россию профессиональные соревнования хотя бы уровня Extreme 40 или того же RC44, мы на эту тему думаем. Но есть проблема. Например, Extreme 40 — это продукт, который сделан с коммерческой целью, и его организаторы ставят очень жесткие условия.

Дескать, вы нам заплатите за «гастроли», плюс все доходы от спонсоров наши. А вы получаете туристов.

Но чтобы получить туристов для города, нужно сформировать прослойку людей, которым это интересно.

Если взять финал VOR, который был в Петербурге, он показал что событие интересное, но, к сожалению, оно не дало того эффекта, который от него ожидали. Надо еще воспитывать зрителей.

Я убежден, если мы потратим год-два и будем приучать наших людей к таким зрелищам, то через некоторое время можно привезти сюда уже Extreme 40 или другое аналогичное событие.

А, например, в классе RC44 отличные гонки, гениально продуманная лодка, большое представительство российских команд – целых 5 из 15 участвующих синдикатов, да и сами организаторы хотят российский этап, но здесь вмешивается наша бюрократическая машина, с которой очень сложно работать и согласовывать такие проекты без прямого указания сверху. В любом случае мы эту работу продолжим и надеемся порадовать болельщиков российского паруса в ближайшее время.

— На другом полюсе от профессионального спорта стоит любительский. В последние годы мы видим практически бум паруса, даже наверное не спорта, а круизного яхтинга, парусного стиля жизни и отдыха. В Хорватии, Турции, Греции, по всему Средиземному морю каждую неделю идут российские регаты или флотилии. Очевидно, что это все само растет и происходит. Тем не менее роль ВФПС в этом вы какой видите?

Понятно, что это частные регаты. Но также понятно, что нам все это очень важно. Мы можем здесь иметь постоянных партнеров, которых мы информационно и методологически поддерживаем.

Чего греха таить, многие так называемые бизнес-регаты, превращаются просто в пьянку. Серьезному народу уже это не нужно.

Ему важно, чтобы он приехал, чтобы он погонялся, чтобы эти гонки были по правилам. Чтобы он победил честно, либо проиграл честно. Чтобы он достиг спортивности, научился, получил драйв какой-то.

Мы сейчас думаем над тем, чтобы иметь серию регат, которую будут проводить наши партнеры. Мы будем поддерживать их информационно, и они будут отвечать требованиям Федерации. Правилам ISAF, нормальному судейству.

Вот такой видится формат, как в России, так и за рубежом. Мы будем говорить, что вот здесь вы получите совершенно точно драйв от спортивной составляющей.

Людям ведь хочется здорового образа жизни, здорового спорта и удовлетворения от того, что он победил.

  • — Последний вопрос, личный. Вы сами на чем гоняетесь?

Раньше гонялся на Драконе. Сейчас в Москве гоняюсь на Эмке. Потому что, с точки зрения скорости — это лучшая лодка в закрытом регионе, на озере, где нет сильных ветров. А когда сильный ветер, тоже драйва хватает.

Сейчас также осваиваю новый формат, Melges 20. Гонялся недавно на Сардинии, в Монако на днях. По правилам класса, там должен быть любитель на руле, но лодка при этом очень высокотехнологичная, с таким вооружением, что безумную скорость развивает, очень экстремальная. Ну и иногда выхожу на J/80.

Участвую в регатах там, где есть спортивный интерес. Самое большое личное достижение пока — 4е место на ЧЕ в Драконе.

— Спасибо и успехов Вам в реализации всех планов!

Комментарии

Читайте на ту же тему

Также читайте

Шторм года
Шторм года
На Сочи обрушился самый разрушительный шторм за последние 5 лет
Космо-яхтинг
Космо-яхтинг
Эта лодка обошла вокруг света несколько раз за рекордное время
Сэр Победа
Сэр Победа
Команда Бена Эйнсли всерьез вознамерилась "вернуть Кубок домой"
Маленькие решения — большие последствия
Маленькие решения — большие последствия
Алекс Томсон, участвующий в регате Vendee Globe, принял решение идти ближе к берегу
Дом и яхта в придачу
Дом и яхта в придачу
Спецпредложение от 6-кратного чемпиона НБА
Настроение FLIBS
Настроение FLIBS
Самые атмосферные Instagram-кадры с боут-шоу в Форт-Лодердейле
Skiff-катапульта
Skiff-катапульта
9 кадров о том, как победа за пару секунд оборачивается поражением
Тенёта «Свободы»
Тенёта «Свободы»
Знаменитая яхта US 30 Freedom села на мель в гавани Гринвича
Найденыш
Найденыш
50-футовый круизер выбросило на пляж Корнуолла
А - Александра
А - Александра
Александра Мельниченко на борту моторной яхты “А”
Диван для яхтсмена
Диван для яхтсмена
Лучшее место для отдыха на яхте класса IMOCA — ее боковое крыло
Cмотрим дальше