Парусный спорт12 мая 2015

Двадцать человек на один клипер

Как отбирают и к чему готовят кругосветчиков Clipper Round The World

— Жалела только один раз, — легко говорит 52-летняя Джесс, участница гонки 2009–2010. — У нас тогда ночью в Атлантике порвался спинакер-фал, и весь парус ушел под воду. А мы только стартовали, не знали, что делать, все высыпали на палубу и давай хвататься за все подряд. Лодка ухала вверх-вниз с волны на волну, с неба лило как из ведра, и на мне сработал спасательный жилет. И вот я сижу в одной ночной сорочке, в этом необъятном желтом жилете, волосы вперемешку, фонарик слепит, босая, костяшки содраны в кровь, тащу из моря этот дрянной парус и думаю: «Ну что, получила свое, дура? Чего тебе дома не сиделось?»

Джесс — одна из трех тысяч участников парусной кругосветной гонки Clipper Round The World, проекте знаменитого британского яхтсмена сэра Робина Нокс-Джонсона. В 1969 году он первым обошел вокруг света в одиночку без остановок и загорелся идеей сделать такое путешествие общедоступным. В 1995-м у него это получилось, и с тех пор за 50 000 фунтов (около 4,5 млн рублей) можно купить место на яхте и за одиннадцать месяцев обогнуть земной шар.

Неправильные люди

 

Злые языки говорят, что в эту кругосветку идут неправильные люди по неправильным причинам и чудом остаются в живых, но факт остается фактом: каждые два года из английского Портсмута выходит флот из 8–12 яхт, полных мечтателей, романтиков и авантюристов. Многие из них были на лодке всего 4 недели, да и те — в рамках тренировочной программы Clipper Round The World.

За это Нокс-Джонсона не критикует только ленивый, но он твердо стоит на своем: монофлот 70-футовых гоночных океанских яхт, 18–20 новичков на каждой, лишь один профессионал на борту (шкипер), и — поднять паруса! Те же злые языки шепчут, что Нокс-Джонсону просто астрономически везёт: в его рискованном мероприятии не было ни одной смерти за 19 лет гонок, и только это позволяет ему сдерживать натиск инспекций по безопасности.

Но дело тут не в удаче: Clipper Ventures не берет на борт абы кого, контролируя таким образом и «неправильные причины», и безопасность.

Каждый сезон компанию штурмуют 20 000 сорвиголов, и только 600–800 добираются до моря.

Clipper Ventures вдумчиво выбирает пластилин, из которого лепит игрушки для пяти океанов, и 4 недели тренировок — это только верхушка айсберга.

Под водой кроется несколько недель переписки и пара часовых интервью с каждым кандидатом. За все это время единственный вопрос, который ему зададут о яхтинге, будет о морской болезни. Остальные будут в разной форме выпытывать о его мотивации, темпераменте, вредных привычках, реакции на рваный сон и стресс.

«Как бы вы отреагировали на недостаток личного времени и пространства на борту? Есть ли в вас что-то, что раздражает других людей? Назовите самую гадкую черту вашего характера. Когда вы в последний раз теряли самообладание и почему? Что вы будете делать, если увидите, что кто-то не полностью вкладывается в гонку? С какой стати из 20 000 участников нам выбрать именно вас?»

Две дюжины таких вопросов — и беседа переходит на новый виток: «Опишите главное достижение вашей жизни. С какими типами людей вы сходитесь лучше всего? Есть ли у вас дополнительная квалификация, которая может пригодиться на лодке? В океане нет «Желтых страниц», если что-то сломается, придется чинить самим».

Опросник и интервью отсеивают основную часть романтиков, нытиков, скандалистов, белоручек, лентяев.

И тут приходит время тренировок на воде. Официально они состоят из четырех модулей: знакомство с яхтой и работа на палубе; вахты и жизнь в длинном переходе; работа со спинакером; тактика гонок, старты, финиши и тонкая настройка парусов. «Теперь вы готовы в марафон вокруг света, — сообщается в конце программы. — Один океан за другим».

Такое расписание хорошо смотрится на рекламном плакате, но в индустрии давно знают, что учить экипаж — неблагодарное дело шкипера-кругосветчика. Для самой компании «знакомство с яхтой», «работа со спинакером», вообще обучение — далеко не первые приоритеты. Четыре недели перед гонкой нужны Clipper Ventures совершенно для другого.

Чем хуже, тем лучше

Неофициально они проходят под девизом «Уж если сломаются, то лучше сейчас». Известно, хоть и не афишируется, что для первой и второй недель на воде Clipper Ventures подбирают максимально мокрые, сложные и изматывающие переходы. Шторм, течение против ветра, трое суток крутым бейдевиндом — все, что в другое время именовалось бы плохой морской практикой, становится первым опытом будущих кругосветчиков.

Более того, финальное «да» кандидат слышит только после окончания первого модуля.

Если после недели в условиях «чем хуже, тем лучше» претендент или его шкипер решат, что на этом с яхтингом пора завязывать, Clipper Ventures вернет деньги.

«Однажды мы 37 раз в сутки рифились и разрифлялись, — говорит Энди, работающий с кругосветчиками на первой и второй неделе тренировок. — Наша задача — довести навыки до автоматизма, исключить небезопасные случайности и уработать всех до смерти».

Вторая цель Clipper Ventures — выявить и разъединить семейные и любовные союзы во время тренировочной программы. «Никаких интрижек на вашей яхте, ходите на другие» — это фраза из контракта, почти дословно. Устав урезонивать мнительных мужей и ревнивых жен, Clipper Ventures стала рассаживать их по разным лодкам.

Третья важная задача — понять истинную мотивацию всех кандидатов и оценить их стремление к победе. Это тоже не афишируется, и от официального комментария Clipper Ventures в итоге воздержалась. Тем не менее, ходят слухи, что «Клиперам» уже на старте гонки известны лодки-аутсайдеры и лодки-победители, потому что на одних собраны туристы, купившие приключенческий круиз вокруг света, а на других — бойцы, настроившиеся только на победу.

Может быть, это нечестно, зато снимает на следующие 11 месяцев вопросы о том, что мы здесь делаем.

«Шкипер объявил, что у нас будет три вахты, — говорит Леонард, участник гонки 2009–2010. — Одна отдыхает, другая работает на палубе, третья — сидит на откренке. В итоге треть экипажа так и провела 30% кругосветной гонки мокрой и в полудреме, оттягивая леера».

«Я бы лучше застрелилась, чем так ходила вокруг света, — возражает Ли из набора 2007–2008. — Есть экипажи, где штурвал доверяют только трём лучшим рулевым, или где роли распределяются с самого старта, и если тебе досталось сидеть на шкотах, то ты никогда и не ступишь на бак. У нас все делали всё и были очень этим довольны. Да, мы всегда плелись в хвосте, но шкипер нас особо не гонял и нам было куда важнее пройти вокруг света в своё удовольствие, чем вымучивать никому не нужные секунды».

«Clipper Ventures отбирают людей с правильной мотивацией, а это самое главное», — говорит в интервью The Telegraph Эрик Холден, шкипер, при первой встрече раздавший своей команде брошюру «Экипаж Эрика Холдена, победитель кругосветки-2014» — и приведший её к победе.

Наконец, последняя цель подготовительной программы Clipper Ventures — убедиться, что на каждой яхте собран правильный набор профессий: медик, инженер, сантехник, компьютерщик, электрик. Врачи в океане в особом почете.

И швец, и жнец

«В Тихом меня прямо задёргали, — делится медсестра Джесс. — Мы попали в шторм, на соседней лодке парень выбил плечо, и мне пришлось по рации объяснять, как его вправить. А на следующий день на другой лодке мужчина, готовивший обед, не удержался на ногах, пролетел через весь салон и раскроил себе череп. Нужна была капельница, я по рации объясняла, как колоть в вену, а потом каждый час проверяла состояние пациента. В какой-то момент мне даже хотелось сказать: «Послушайте, я такой же клиент, как и все остальные, я заплатила столько же денег. Тут кругом вода и бушующий ад, пользуйтесь спутниковым телефоном и дайте мне поспать!»

Впрочем, воду, бушующий ад, бессонницу, усталость и боль участники считают частью приключения и принимают без жалоб. Шокируют бытовые трудности, к которым четыре разрозненных недели тренировок не готовят.

Например, как насчет того, чтобы месяц под углом 45 градусов принимать «душ», состоящий из кружки пресной воды и влажных салфеток?

Такие моменты проверяют на прочность не только участников, но и отборочный процесс.

«Плохо только первые три дня, пока они вот такие, — Джесс широко растопыривает пальцы и прикладывает к макушке, изображая растрепавшиеся волосы. — После всё слипается в один аккуратный пласт, и ты перестаешь их замечать. А через неделю даже голова не чешется».

«Попахивать начинаешь день на пятый, — вторит ей Мари из гонки 2011–2012. — Но так как вы все попахиваете, никто не возмущается. Хуже всех встречающим на берегу, ведь с ними приходится обниматься до ванной».

Запас прочности

А на берегу экипаж неминуемо расслаивается на тех, кто убегает в отель, и тех, кто по разными причинам остается на яхте. Вновь слиться в один экипаж — ещё одно испытание.

«Мы были дружной командой, но, стоило швартовым коснуться причала, все тут же испарялись, — говорит Ли. — Не могу их винить — за месяц в море, знаете, надоедает эта лодка! Но ведь основная работа именно в порту: все промыть, просушить, вытащить паруса, заштопать… Лучше всего у нас это вышло на Ямайке: ох, там была такая громадная пустая парковка, мы починили и просушили весь парусный гардероб! Но, думаете, ребята из отеля сказали нам спасибо? Они вернулись в последний день и только покрутили пальцем у виска: мол, они вокруг света ходят не для того, чтобы торчать на лодке как мы, идиоты».

Самое время вспомнить о самообладании и самых гадких чертах характера, верно?

Другая насущная проблема, решить которую не в силах никакие тренировки, — это бюджетирование и закупка продуктов. Суточные на еду уже входят в сумму, заплаченную за участие в гонке, поэтому в самом начале экипаж получает наличные и формирует меню сам. Конечно, ему дают советы относительно воды, приготовления хлеба, количества сухих и консервированных блюд, но самое главное — сладкое и перекусы — экипаж выбирает сам, и не всегда дальновидно.

«Особе, отвечавшей за провизию, показалось, что блины на полдник — отличная идея, — вспоминает Ли. — А так как она же собиралась их печь, то вместо нормальной муки и дрожжей были найдены пакетики с готовой смесью. Они стоили сумасшедших денег, и первая закупка встала нам в такую сумму, что три последующих перегона мы сидели на овсянке и макаронах. Нет нужды говорить, сколько раз мы припоминали блинчики этой даме».

«Да, точно, с едой бывали накладки. Я тоже пару месяцев после гонки не могла видеть макароны с мясной подливкой, а теперь вот лопаю — и нормально, — сообщает 52-летняя Джесс, столовой ложкой выскабливая из кастрюли остатки спагетти болоньезе. — Мне вообще после этой кругосветки всё в жизни — нормально. Знаешь, в преддверии гонки много говорят о мотивации, отборочных испытаниях, психологических тестах, о запасе прочности, с которым нужно идти в море… Но мало кто понимает, что дело не в адреналине и запасе прочности, с которым ты идешь туда. Дело в запасе прочности, с которым приходишь обратно».

Источник фотографий: clipperroundtheworld.com

 

 

Комментарии

Также читайте

Космо-яхтинг
Космо-яхтинг
Эта лодка обошла вокруг света несколько раз за рекордное время
Сэр Победа
Сэр Победа
Команда Бена Эйнсли всерьез вознамерилась "вернуть Кубок домой"
Маленькие решения — большие последствия
Маленькие решения — большие последствия
Алекс Томсон, участвующий в регате Vendee Globe, принял решение идти ближе к берегу
Дом и яхта в придачу
Дом и яхта в придачу
Спецпредложение от 6-кратного чемпиона НБА
Настроение FLIBS
Настроение FLIBS
Самые атмосферные Instagram-кадры с боут-шоу в Форт-Лодердейле
Skiff-катапульта
Skiff-катапульта
9 кадров о том, как победа за пару секунд оборачивается поражением
Тенёта «Свободы»
Тенёта «Свободы»
Знаменитая яхта US 30 Freedom села на мель в гавани Гринвича
Найденыш
Найденыш
50-футовый круизер выбросило на пляж Корнуолла
А - Александра
А - Александра
Александра Мельниченко на борту моторной яхты “А”
Диван для яхтсмена
Диван для яхтсмена
Лучшее место для отдыха на яхте класса IMOCA — ее боковое крыло
Cмотрим дальше