Парусный спорт20 декабря 2017

Франсуа Габар: «Я мечтаю облететь на лодке вокруг света»

Интервью шкипера тримарана Macif Франсуа Габара, которое он дал сразу после того, как установил ошеломительный рекорд одиночного кругосветного плавания

 Сайт Sailing Anarchy сделал англоязычную расшифровку длинного интервью, которое Франсуа Габар дал журналистам сразу после того, как ступил на твердую землю, проведя в одиночестве в море 42 дня. Габар на крылатом тримаране Macif наголову разбил предыдущий рекорд одиночного кругосветного плавания, установленный Тома Ковиллем, опередив своего заочного соперника почти на неделю.

— Вы не просто побили рекорд, вы его сокрушили!

— Да, я не знаю мировую историю рекордов, но да. Я этого не ожидал. Если честно, у меня была небольшая надежда побить рекорд, но чтобы побить его так — о таком я никогда не думал.

— Чем вы больше всего гордитесь?

— Больше всего я горжусь работой, которую мы проделали с этой командой и этой лодкой в течение…я даже не могу вспомнить скольких…двух, трех, четырех лет с начала проекта. Мы сделали суперлодку и отправили ее в суперпутешествие. Я горжусь этим путешествием.

— Как вы оцениваете свои сегодняшние эмоции по сравнению с предыдущими своими победами?

— Нет нужды сравнивать или как-то ранжировать эмоции. Но они громадные. Прошлой ночью было что-то нереальное, в темноте, среди рыбацких лодок. Одна лодка была прямо на финишной прямой, я вызвал ее по радио и попросил разрешения пройти справа. Мне ответили «Да, конечно, без проблем». Это было странно! И то, что я сейчас стою тут общаюсь со всеми вами — это тоже странно.

— В чем секрет вашего успеха?

— Как я сказал перед стартом, есть три составляющих успеха — хорошее погодное окно, удача (а мне определенно повезло, может быть, если бы я не ушел 4 ноября, может быть, если бы я ушел 3 часа спустя, я бы пропустил это хорошее окно погоды в Южной Атлантике), и как только у вас появляется это погодное окно в Южной Атлантике, нужно за ним следовать!

— Вы что-то утаили от общественности?

Нет, я ничего не утаивал. Если бы это была гонка с соперниками, было бы по-другому. Здесь я старался быть максимально открытым. Есть, конечно, некоторые вещи, которые не озвучивают из порядочности. Это было тяжело. Вы знаете, я об этом рассказывал. Я был на грани постоянно. Это то, что я хотел сделать. И я это сделал.

— У вас есть что сказать Тома Ковиллю?

Я хочу поблагодарить обе лодки прошлого года. Сначала Тома меня подстегнул, как никогда раньше. Я думаю, что если бы не рекорд Тома, моего рекорда тоже бы не было. Это уж точно. Он толкнул нас на большее. Всех нас, в том числе Франсиса Жуайона с командой, который был после него. Их рекорд поддержал мою веру. Если шесть человек могут сделать это за 40 дней, значит точно можно пройти вокруг света в одиночку быстрее, чем за 49 дней! Обе лодки-рекордсменки прошлого года заставили меня мечтать о большем, подтолкнули меня. То, что я нахожусь сегодня здесь, отчасти и их заслуга.

— Вы представляли себе виртуального преследователя, чтобы подстегнуть себя?

Я дал себе зарок все время идти на полной скорости, все время, что бы ни случилось. Впереди ты или позади, нужно выкладываться по полной, не беря на себя чрезмерных рисков, но и не замедляясь.

Так что я гонялся против ежедневной рутины.

Всегда стараешься побольше миль пройти, то тут, то там.

— Вы знали, что это будет так тяжело?

— Да, это было ожидаемо.

— Когда вы сказали себе: все, рекорд у меня в кармане? Или вы ждали до финиша?

— По сравнению с Vendee Globe, на этот раз я уже за несколько дней знал, что побью рекорд, если не будет технической проблемы. При этом технический риск присутствует от первого до последнего дня, тем более ближе к концу, когда шкипер устал.

— Вы испытываете более сильные эмоции, чем после победы в Vendee Globe?

— Эмоции не сравнимы. Я хотел, чтобы они были такими же интенсивными, как на Vendee Globe. И они громадные.

— Вы много говорили об усталости, как вы себя чувствуете?

— У меня все болит. Все. И так уже на протяжении нескольких последних недель. Я не сплю. Прошлой ночью вообще не спал. Я истощен.

— Какую новую задачу вы собираетесь поставить перед собой? Как насчет Mini Transat, это единственная гонка, в которой вы не участвовали?

— Mini Transat… Нет, не думаю.

— Вы говорили об этом с Мишелем Дежуайо, на воде, на финишной линии?

— Он интересовался об этом. Но мне это не слишком интересно.

Есть прекрасные лодки. Эта лодка летала разок во время моего путешествия, но не слишком долго. Уже очень скоро мы сможем облететь на фойлах весь мир. Это ждет нас буквально за углом!

— Вы вернетесь, чтобы побить свой собственный рекорд?

— Не прямо сейчас. Сейчас я мечтаю о полете вокруг света. Да, это был бы вызов. Я думаю, что управляя лодкой в команде, мы уже очень скоро сможем поддерживать ее в состоянии полета 90% времени. И это будет очень, очень быстро. Этот рекорд будет побит, и он будет побит уже скоро и с большим отрывом!

— Но как же правильная погода?

— Да, она нужна, но если лодка летает уже при ветре 15 узлов и идет в два раза быстрее, мы найдем нужную погоду. Конечно, это будет нелегко. Надеюсь, что так будет! Надеюсь, что следующий после меня не будет думать, что дело сделано еще до старта. Конечно, это будет трудно, но он побьет этот рекорд, и побьет наголову, это точно!

— Если бы вы шли с экипажем, что бы изменилось? Вы бы были быстрее?

— Я бы меньше устал… И это было бы быстрее. Например, последний фронт высокого давления прямо перед финишем, можно было бы избежать этого фронта и сократить курс на 24 или 36 часов….но мы никогда не узнаем наверняка. Есть некоторые места, где вы очень быстро двигаетесь на автопилоте, например, в конце Тихого океана и в начале Южной Атлантики, и это бы не сильно изменилось в экипаже. Однако, все переходные периоды, где нужно много маневрировать, с командой точно будут быстрее. Но прежде всего, я бы не был таким усталым. С командой ты доверяешь другим, и можешь действительно отдохнуть.

— Чем вы больше всего гордитесь?

Я горжусь лодкой и работой, которую моя команда проделала перед этим рекордом. Когда мы начинали этот проект 4 года назад, мы начинали с чистого листа. Не было Ultim. Конечно, были уже Sodebo и Idec, эти прекрасные большие лодки, но не было той динамики, которая сегодня определяет класс Ultim. Я благодарю Macif, потому что это было смело. Но они рискнули, и мы рискнули, и создали замечательную лодку.

Я горжусь тем, что собрал команду, задумал и построил эту лодку. И также я горжусь тем, что оказался достоин этой лодки. Она заслуживает того, чтобы ходить быстро. Были моменты, когда мне казалось, что я не смогу ослабить ее напор, не смогу замедлиться, потому что она хочет одного — идти быстро!

Я горжусь этой лодкой и горжусь тем, что оказался готов к испытанию управлять ей.

— Вы выиграли Vendee Globe, Route du Rhum, Transat Jacques Vabre, и вот это ваш первый рекорд. Вам понравился этот иной способ парусного соревнования?

— Да, мне он понравился. Я думаю, это произошло в правильное время. Я в соревновательном парусном спорте уже 20–30 лет. Но здесь ты одинок, сражаешься сам с собой. В жизни есть правильные моменты для правильных вещей. В этом случае, момент был самый подходящий.

— Франсуа, есть ребята, которые говорят, что вам очень повезло…

— Да, это правда. Мне повезло. Без везения такие штуки невозможны. Конечно, нужно искать это везение, способствовать ему и бороться за него. У меня было немного удачи.

— Что вы чувствуете сейчас?

— Утомление в первую очередь…некоторое облегчение. Счастье, радость видеть вас всех здесь…множество прекрасных эмоций.

— Как вы спали на скорости 35–40 узлов? Вы, наверное, должны были быть смертельно усталым, чтобы уснуть в такой ситуации?

— Это тяжко — спать на 40 узлах, жить более, чем на 40 узлах. Нужно доверять лодке, доверять себе. В этом вся трудность одиночного плавания. Позволить лодке идти быстро. Но не скрою от вас, что порой становилось жарковато.

— Что вы почувствовали, ступив на твердую землю?

— Это было довольно жестко. Не жестоко, но немного недружелюбно. 

Ты один, в полной темноте, затем появляется первая лодка и они направляют на тебя яркий свет, ты ничего не видишь. Я чувствовал себя как дикий зверь, на которого ведется охота. Я не мог с этим справится.

Я оставался внутри. Это было слишком, и слишком внезапно.

— Значит ли это, что вы хотели бы остаться в море?

— Нет, я очень рад вернуться на сушу. Хотя в море я был счастлив…

— Первая вещь, которую вы хотите сейчас сделать?

— Я хочу провести немного времени со всеми вами, принять душ и поспать. Думаю, мне это сейчас необходимо.

Комментарии

Также читайте

Дома-кораблекрушения
Дома-кораблекрушения
Архитектура, вдохновленная остовами выброшенных на берег кораблей
Стартовала Golden Globe Race
Стартовала Golden Globe Race
30 тысяч миль под парусом без автопилота и GPS
В лежку
В лежку
Второй этап Nord Stream Race многих отправил в горизонтальное положение
Солидный возраст
Солидный возраст
Бренду Ferretti стукнуло 50 — и вот как верфь отметила юбилей
Незабываемый поцелуй
Незабываемый поцелуй
Страсти кипят на 52 Super Series в Задаре
Трудное счастье
Трудное счастье
Dongfeng — победители Volvo Ocean Race
С королевским размахом
С королевским размахом
Открытие яхтенного сезона-2018 в Royal Yacht Club
День России в парусном спорте
День России в парусном спорте
Стефания Елфутина взяла бронзу Кубка мира
Морской волк Забивака
Морской волк Забивака
Талисман Чемпионата мира по футболу открыл английское боут-шоу
MYSсия выполнима
MYSсия выполнима
Как прошла вторая по счету выставка Moscow Yacht Show
Изгиб фальшборта нежный
Изгиб фальшборта нежный
Первые фотографии самого секретного проекта Lurssen
Суперяхта на водороде
Суперяхта на водороде
Революционный 175-метровый концепт с двигателем как у норвежских паромов
Cмотрим дальше