Путеводитель по маякам Ленобласти
Путешествия

Путеводитель по маякам Ленобласти

В России наконец начал развиваться маячный туризм. В Северной столице и окрестностях его культивированием занимаются энтузиасты проекта «Нам светло»
Поделиться в соцсетях

Если в сухопутном отпуске хочется романтики, то пора отправиться в окрестности Санкт-Петербурга — смотреть маяки. В России вслед за Европой наконец начал развиваться маячный туризм. Основные маршруты по Ленобласти уже проложили энтузиасты из проекта «Нам светло». Северный, южный и вечерний — по маякам Кронштадта и к маяку «Толбухин».

История в башнях. Маршрут к маяку «Толбухин»

В 1719 году Петр I повелел поставить маяки на Котлинской косе и островах Финского залива. Царь сам сделал чертёж первого маяка для новой столицы, который сейчас служит ориентиром при входе в Санкт-Петербургский морской канал. Им стал «Котлинский», переименованный в «Толбухин» в честь первого коменданта Кронштадта. Сначала деревянный, горевший и возрождавшийся из пепла, потом — кирпичный. 

Это не только первый (после архангельских) маяк в России, но и долгое время — передовой. Его в первую очередь оснастили телеграфом и телефоном. А в эпоху СССР на искусственном острове, где стоит маяк, поставили первую ветровую электростанцию. Накануне 300-летия Петербурга «Толбухин» капитально отремонтировали — как-никак, наследие ЮНЕСКО. И на маяке поселилась новая супружеская пара смотрителей — Дмитрий и Юлия Масько.

Просто так забраться на маяк и зайти к ним в гости не получится — это режимный объект. В свободном доступе в Ленобласти только «Петергофский южный маяк» в Нижнем парке музея-заповедника «Петергоф». Но теперь к островку, на котором стоит «Толбухин», можно подойти на катере вместе с организованной экскурсией.

Путешествие продолжается у створных маяков Санкт-Петербургского морского канала. Без этих ориентиров кораблям было невозможно пройти узкий, специально углублённый фарватер и зайти в город. Любое отклонение от курса — и судно на мели. В 1983 году на канале поставили самый высокий в России маяк. Его высота — 73 метра — может поспорить разве что с количеством букв в его названии: «Задний створный маяк Санкт-Петербургского морского канала "Встречный"». С ним соперничают только маяки Ладоги — «Осиновецкий» (70 м) и «Стороженский» (71 м). Это самые высокие озёрные маяки в мире. Правда, по сравнению с маяками Финского залива, до ладожских башен гораздо сложнее добраться: нужно идти на лодке 3,5 часа в одну сторону или пробираться по болоту. И пока что экскурсии туда водят лишь эпизодически.

Южный маршрут. Красная горка и маяк «Шепелевский»

Четыре года назад вдоль противоположных берегов Финского залива были проложены Северный и Южный маршруты по маякам Ленобласти. Южный поначалу стартовал с осмотра «Ирбенского» плавучего маяка, который стоял на приколе в гавани Ломоносова. Дальше автобус вёз туристов на Красную горку и к маяку «Шепелевский».

В районе Красной горки — самое узкое, а потому и самое опасное место Финского залива: фарватер проложен близко к берегу. Бухту эту обнаружил ещё Пётр I, когда шла осада Выборга. Царь основал сторожевой форт, позже чуть в стороне появился маяк. Теперь он находится на территории военной части, но прекрасно виден из-за забора.

Часть удовольствия от поездки — прогулка вдоль берега Финского залива до форта «Красная горка», который в Великую Отечественную был центром обороны Ораниенбаумского пятачка. Его тоже возродили энтузиасты. Они устроили там музей с орудиями и железнодорожными пушками под открытым небом.

На том же маршруте располагается вписанный в очень живописный дзен-пейзаж «Шепелевский» маяк. Чтобы к нему пробраться, нужно пройти через лес, который выводит к берегу, усеянному камнями. Маяк действующий, но, опять же, закрытый для посещения. Изготовлен был во Франции ещё в 1910 году как кирпичная башня с фонарём с двумя цветовыми сигналами — красным и белым. Две долгие вспышки каждые четверть минуты. Контраст с классическим маяком составляет современная радиолокационная станция рядом. Как стратегическая точка, во время Великой Отечественной войны маяк «Шепелёвский» сыграл важную роль — был ориентиром на пути к островам Финского залива: Сескар, Мощный, Тютерс и Гогланд. Все трассы тогда дополнительно оборудовали передвижными ацетиленовыми фонарями, и прежде всего — «Дорогу жизни» по Ладожскому озеру. Фонари ставили прямо на лёд, и машины шли на свет маяков. Дальше регулировщики разводили их по безопасным маршрутам. Трассы обслуживали гидрографы из состава ледово-дорожных отрядов.

Северный маршрут. Кронштадт

Северный маршрут был проложен в обратном направлении. На скандинавском берегу Финского залива туристам показывали маяк «Стирсудден», мыс Флотский и достопримечательности Кронштадта: Морской Никольский собор, а ещё «не деревянный не маяк» «Усть-Рогатка» в Купеческой гавани города. Это любимое место молодожёнов под названием «Задний створный знак Кронштадтского рейда». Очень противоречивый: ныне действующий, но резервный; железный, но обитый деревом. Маячного типа, но — навигационный знак, потому что дальность — меньше десяти морских миль.

Позже у проекта «Нам светло» появилась водная вечерняя экскурсия вокруг маяков кронштадских гаваней с высадкой на острове Кроншлот и посещением заброшенного Нижнего Николаевского маяка, который не работает уже больше века. 

Туда же входили Задний и Передний маяки Санкт-Петербургского морского канала, и не такой заметный, но зато самый старый действующий маяк на территории Кронштадта — «Фридрихштадский». Его официальное название — «Светящий знак Военного угла № 1», а учрежден он был аж в 1852 году. Обозначал он юго-восточный угол Военной гавани как навигационную опасность для мореплавателей, а также служил ориентиром для движения между Кронштадтом и портом «Ораниенбаум» (Ломоносов). Англичане и французы, узнав о его существовании, изобразили маяк на картах в виде огромной башни. На деле же это металлическая конструкция с лампочками высотой чуть больше десяти метров.

Но только основатели проекта Ольга Исаева и Андрей Шпартько, а также примкнувшая к ним Анастасия Макарова, утвердили маршруты, как жизнь внесла свои коррективы. «Ирбенский» плавучий маяк после ремонта передали Институту мирового океана и отправили в Калининград. А в форте «Константин» в Кронштадте открылся Музей маячной службы, созданный такими же энтузиастами. Стало очевидно — теперь это ключевая точка всех маршрутов.

Маяк в кустах. Музей маячной службы

Музей маячной службы был открыт в форте «Константин» двумя друзьями-гидрографами в 2017 году. Основную часть экспозиции они собрали всего за полгода. Самые ценные находки сделаны в кустах вдоль побережья Финского залива и в заброшенных сараях на территории Ленобласти. Правда, как специалисты, основатели музея знали, где искать, то есть, где стояли маячные башни, которые в 80-х были оснащены новым оборудованием. А старое, историческое, тогда просто выбросили — как никому не нужное. Или, в худшем случае, уничтожили или переплавили. Потом экспонаты стали дарить посетители музея, обнаружившие что-то у себя на даче, или друзья, которые помогают доставать, выкупать и доставлять старое маячное оборудование со всей страны. Мало что дошло до музея целиком. Выручило то, что фонари делали типовые. Если найти один без стёкол, другой ржавый, а третий без дверки, то из трёх сломанных можно собрать один целый.

Гордость Музея маячной службы — первая проблесковая линза в России. Это огромная составная линза Френеля, с помощью которой собирали свет и увеличивали дальность луча на маяке на острове Сескар. Тот же принцип используют при изготовлении автомобильных фар и светофоров. Для маячной службы XIX века изобретение француза Френеля стало прорывом сродни электричеству. Знал бы он, что старается для России.

Первая проблесковая линза в России

Линзу на маяке Сескар установили в 1858 году. Маяк, кстати, тоже был первым в своем роде — это первый полностью чугунный маяк в России. Линза в полторы тонны стекла и металла была разборная, её год везли из Великобритании, а смонтировали прямо на месте, как конструктор. Она была второго разряда с диаметром в 40 метров (у первого — диаметр 80 метров). Нижний и верхний сектора стояли стационарно и светили на 27 километров белым огнём. В центре было восемь масляных горелок. У сескарской линзы были створки и вращающийся барабан. Каждая створка формировала свой собственный луч. Получалось 12 лучей, как у ромашки. Когда луч проходил мимо корабля, вахтенный воспринимал его как вспышку. Его было видно на 30 километров. Такие вспышки происходили каждые 30 секунд.

В 1987 году линзу маяка Сескар демонтировали и выгрузили на берегу в районе Усть-Луги. Позабытая и заброшенная, она пролежала 30 лет в сарае в Ленобласти.

Часы с кукушкой

Барабанный механизм, приводящий в действие проблесковую линзу, в Музее маячной службы тоже есть. Чудом сохранился тот, что стоял на маяке «Шепелёвский» с 1928 года до середины 50-х годов, когда его заменили на новый советский. Почти столетний бронзовый барабан до сих пор крутится чётко, как часы.

А работал он так: на барабан наматывался стальной трос, на котором висела гиря 250–300 кг. По принципу часов с кукушкой, гиря опускалась вниз, барабан вращался и передавал движение на линзу. А маячный смотритель каждый вечер бежал с канистрой масла по винтовой лестнице вверх, заливал масло в горелку, поправлял фитили, снимал нагар, чистил стёкла, вручную зажигал горелку и заводил механизм. Если всё хорошо работало, он шёл отдыхать. Но при этом следующий вахтенный уже через несколько часов снова бежал наверх, и все повторялось.

Сувенир из Владивостока

Надежду на отдых маячным смотрителям дал ацетилен, который стали применять в начале XX века. Этот газ хорошо горит, почти не даёт копоти и хранится в баллонах, что даёт длительную автономную работу маяка. Это вам не дрова несколько раз за ночь подбрасывать или масло подливать.

В начале XX века заводы по производству ацетилена поставили на всех флотах России, но не успели наладить производство своей аппаратуры, и до 1933 года покупали импортную.

Кстати, ацетиленовые проблесковые фонари автоматически включались ночью благодаря нобелевскому лауреату Нильсу Густаву Далену (Nils Gustaf Dalén). В начале XX века он изобрёл солнечный клапан. Центральный чёрный стержень днём нагревался и перекрывал подачу газа, а ночью остывал и пропускал его. Тот солнечный клапан, что хранится в Музее маячной службы, приехал из Владивостока, его помогли раздобыть друзья музея. Вот только полгода находку не получалось доставить в Кронштадт: в самолёт старинную технику не брали. Пришлось ждать, когда знакомые довезут поездом.

Незаметная изюминка

Есть в экспозиции и своя изюминка — портативный электрический фонарь для диверсионных групп. У него есть инфракрасный режим излучения. Этот диапазон невидим для глаза. Такой фонарь можно было поставить на берегу противника, замаскировав в кустах. Без прибора его не видно, а свой корабль — ходит, пользуется. Фонарь автоматически работал до четырех суток, а потом нужно было заново завести механизм или снять маячок.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.