Интервью с капитаном мегаяхты DAR
Люди

Интервью с капитаном мегаяхты DAR

История хорвата Клаудио Марселича — человека, ставшего путеводной звездой мегаяхты DAR
Поделиться в соцсетях

Если у 90-метровой DAR от Oceanco и есть сердце и душа, то искать их нужно на капитанском мостике. Как правило, формирование экипажа, включая и подбор капитана, происходит в завершающей фазе постройки лодки. В случае с DAR командир судна стал одним из главных действующих лиц, стоявших за кулисами рождения этой прекрасной мегаяхты. Знакомьтесь — Клаудио Марселич (Klaudio Marcelic), 51-летний уроженец хорватского городка Задар с 30-летним опытом работы в яхтенной индустрии. Издание Superyacht News поговорило с морским волком.

Из матросов — в капитаны

Окончив морской колледж, Клаудио начал свой карьерный путь с самых низов — с позиции рядового матроса, но долго ждать успеха ему не пришлось. Первый его капитанский опыт пришелся на 1990-е годы, однако по-настоящему большим достижением Клаудио стало заключение семилетнего контракта с нью-йоркским предпринимателем, на которого он работал в качестве менеджера, контролирующего процесс постройки сразу трех лодок. Разумеется, эта предоставленная возможность совершать первые шаги на управленческом поприще говорила об огромном доверии, оказанном Марселичу.

«В 2007 году мне предложили временный контракт на верфи ISA в Анконе: им нужен был капитан, который бы контролировал ход технических испытаний и поставку "реактивной" яхты из 37-метровой серии. Тем летом мы поставили четыре корпуса, и мои работодатели оказались так довольны мной, что предложили стать менеджером проекта по созданию 48-метровой яхты, а также ее будущим капитаном. Эту лодку, Alexandar V, тоже доставили точно в срок, и она дебютировала на Monaco Yacht Show 2008. Ее чрезвычайно тепло приняли в яхтенном мире. А затем, примерно в конце 2009 года, я получил волшебный телефонный звонок, изменивший ход всей моей карьеры — меня попросили приобрести яхту для клиента. Так я и поступил — и остался на этой яхте», — рассказывает Клаудио Марселич.

DAR судьбы

Иметь причастность к такой лодке, как DAR, — действительно большое счастье и удача. Принадлежащая российскому миллиардеру Зияду Манасиру, она входит в почетный список 200 крупнейших суперяхт мира. Внешность хищницы одновременно притягивает и пробирает до мурашек — словно имеешь дело с акулой-молотом. Кстати, некоторое время эта необъятная Oceanco была известна как Project Shark. Но если акула из крови и плоти живет глубоко в толщах воды, где царит кромешная тьма, то эта «акула» из стали и алюминия предпочитает естественный свет, заливающий ее через панорамные окна. Она такая одна: особенная, неповторимая.

— Какова была ваша роль в развитии проекта под названием DAR?

— Еще в 2010 году нынешний владелец DAR хотел приобрести очередную большую лодку, довольно известную, однако ее хозяева не были готовы к продаже. Тогда клиент просто поручил мне найти подобную яхту. Первым делом нужно было посетить нескольких судостроителей, способных удовлетворить требования владельца. Все они базировались в Северной Европе. Ни одни переговоры ни к чему не привели. Затем, в январе 2014 года, мое внимание привлек проект Oceanco PA 297. Я вышел на них и попросил предоставить дополнительную информацию. Затем мы вместе разработали конструкцию корпуса и надстройки, показали клиенту рендеры — ему понравилось. Несколько телефонных звонков — и соглашение о намерениях было благополучно подписано. Подготовка технической спецификации и заключение договора заняли четыре месяца. Так я отправился в Нидерланды, наделенный полномочиями представлять интересы клиента.

— 90-метровая Oceanco DAR — представительница эксклюзивного флота. Превышают ли ваши полномочия строго капитанские?

Мое портфолио подтверждает, что задание приобрести эту яхту было свидетельством уверенности клиента в моих способностях. Он искал непревзойденного профессионала, который мог бы удовлетворить его потребности и желания. Эта работа требует усилий и энергозатрат, намного превышающих средний уровень, что в общем нормально, когда работаешь на сверхсостоятельных персон. Флот, о котором вы упомянули, состоит из четырех корпусов, и на момент моего появления он выглядел так, будто ему чего-то немного недоставало. Инструкции, которые я получил, были очень четкими, и моя команда вместе со мной следовала им, чтобы установить систему управления 
Family Office (оказание услуг семьям в связи с управлением семейным имуществом и другими активами. — Прим. itBoat).

— Что вы можете рассказать о DAR?

— Мы поняли, что имеем дело с чем-то особенным в тот момент, когда получили окончательные скетчи, показывающие ее профиль. Ее линии и монохромная цветовая схема тотчас обозначили ее класс.

Наша главная цель состояла в том, чтобы создать яхту, истинный размер которой было бы нелегко угадать — мы хотели избежать ставшего привычным образа гиганта, преследующего так много суперяхт.

Пока вы не увидите человека, стоящего на палубе, вы не сможете даже догадаться, насколько действительно велика мегаяхта DAR. 

Ее чистые и элегантные линии — результат спонтанно пришедшего вдохновения: Луиз де Басто (Luiz DeBasto) из DeBasto Designs и Валентина Заннье (Valentina Zannier) из Nuvolari Lenard создали нечто подобное произведению искусства. Весь процесс проектирования и строительства оказался уникально гармоничным. Яхтенная индустрия щедро наградила нас: DAR выиграла шесть самых ценных призов (в КаннахМонакоКортине и Лондоне). Подниматься на эти великолепные сцены и получать награду за свои достижения — огромная привилегия. Надеюсь, что это повторится со мной.

Родина-мать зовет

Как и подобает истинному патриоту, Клаудио Марселичу совершенно не безразлично, что происходит на его малой родине, а именно — на хорватском побережье Адриатического моря. И он не просто говорит об этом — он делает. Или, по крайней мере, готовится начать делать.

— Вы также активно участвуете в жизни в Адриатической ассоциации яхтинга (Adriatic Yachting Association).

— 
Я познакомился с Низаром Таги (Nizar Tagi), основателем Adrriatic Yachting Association, на последнем Глобальном суперяхтенном форуме в Амстердаме. Джентльмен и бизнесмен, каких поискать, он представил мне свое видение относительно AYA. Я сразу же и без колебаний заявил о своем интересе. Я определенно хотел быть частью проекта, который четко поставил перед собой цель грамотно продвигать и сохранять хорватскую Адриатику как одно из самых красивых и пока недооцененных для яхтинга мест. Для меня большая честь быть членом этой Ассоциации, и я внесу свой личный и профессиональный вклад в этот проект.

— В ваших планах — отправиться в Хорватию. Как вы воспринимаете Адриатику в качестве места для яхтинга?

— Я искренне надеюсь, что планы не изменятся, и этим летом мы отправимся в плавание по Адриатике, поскольку считаю свою родную страну одной из жемчужин Средиземноморья. Уникальная, нетронутая природа и отсутствие вездесущего блеска и гламура на фоне других популярных мест делают Адриатику потрясающим местом как для маленьких, так и для больших яхт. Яхтенная инфраструктура в Хорватии развивается идеальными темпами. Тем не менее я думаю, что путешественники, ищущие пятизвездочные отели и все те удобства, что они предлагают, недостаточно удовлетворены. Полагаю, необходимо всё проанализировать и тщательно разработать политику развития побережья так, чтобы не попасть в ловушки слишком быстрой коммерциализации, которая привела к тому, что разные части Средиземноморья выглядят шаблонно, как копии друг друга.

Талантливый человек талантлив во всем

Клаудио Марселич, как и все 37 членов экипажа под его управлением, фанатично предан тому, чем занимается. Несмотря на напряженные трудовые будни, у него остаются силы и желание отдаваться другим ипостасям. Возможно, не настолько же профессионально, но всё же.

— Испытываете ли вы страсть к чему-либо, кроме яхт?

— Я увлечен музыкой и занялся созданием профессиональной студии звукозаписи вместе с моей небольшой компанией Novi Link, которая работает в различных сферах в течение последних десяти лет.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.