Секрет тихой революции Princess Yachts
Индустрия

Секрет тихой революции Princess Yachts

Как Энтони Шерифф превращает яхты в суперкары
Поделиться в соцсетях

Верфь Princess Yachts существует с 1965 года. Здесь никогда не мошенничали и не экономили на покупателях, но так уж получилось, что постепенно компания стала теряться на фоне других, более ярких конкурентов, а обеспеченные клиенты перестали обращать внимание на безликие дизайны британских кораблестроителей. Автор Bloomberg Джейми Линкольн Китман (Jamie Lincoln Kitman) рассказывает, что изменилось в компании с назначением на место председателя совета директоров Энтони Шериффа (Antony Sheriff), который не видит особой разницы между верфью и автоконцерном.

Энтони Шерифф появился в английском Плимуте три года назад, почти сразу после своего ухода из McLaren Automotive. Здесь ему пригляделась компания Princess Yachts, которая явно нуждалась в свежих идеях и сильной руке. Он не имел дела с яхтами, но был уверен, что найдёт применение урокам из своего автомобильного прошлого.

Как признаётся сам Шерифф, он понадеялся на старые трюки по сокращению расходов, хорошо знакомые производителям автомобилей, однако сэкономить таким образом не получилось. Аутсорсинг оказался непозволительной роскошью, а сокращение штата привело бы только к новой головной боли.

Поняв, что старые трюки погоды не сделают, опытный администратор принялся думать. 

Как поднять компанию? Экономить — невозможно, значит, нужно выбрать совершенно другой подход: Инновации, новый дизайн и атака на люксовый сегмент. 

Вместо того, чтобы сокращать, он увеличил штаб на 50 процентов, наняв ещё тысячу человек. Новая смелая внешность лодок (например, Princess R35) стала возможна благодаря сотрудничеству со знаменитой Pininfarina — дизайнерским бюро, которое влюбило весь мир в Ferrari и Alfa Romeo. А под «капотом» у яхт Princess появились 
стабилизаторы, разработанные специально для британских участников Кубка «Америки».

Всё это оказало положительный эффект — и очень вовремя. При нынешнем благоприятном экономическом климате, когда количество сверхбогатых клиентов только растёт, верфи прекрасно понимают: нужно ковать, пока горячо.

И Princess Yachts куёт — с большим успехом. В 2018 году Princess получила почти £30 млн прибыли при доходе в £340 млн. Заказов хватит на год вперёд, до 2020-го — а это более £700 млн комиссии. Это не единственный рекорд, которым гордится верфь: количество сотрудников компании выросло до 3200 человек, что позволило Princess попасть в число крупнейших британских производителей специализированной техники, обойдя Aston Martin.

Ещё в 2015 году картина была совершенно иной: Princess, выражаясь фигурально, тонула, а её убытки оценивались в £19 млн. 

11 лет назад компанию у ее основателя Дэвида Кинга (David King) выкупил частный инвестиционный фонд Capital 2 FCPR, андеррайтером которого выступает 
транснациональная компания LVMH — владелица люксовых брендов вроде Louis Vuitton или Dom Perignon.

Фонд, не без помощи своего председателя-миллиардера Бернара Арно (Bernard Arnault), добавил финансовой мощи, недостающей Princess на пути к оздоровлению. Верфи с историей и репутацией требовались свежие идеи, которые добавили бы огня в ее скучноватый модельный ряд. 

В 2016-м начал действовать 100-миллионный план финансового оздоровления. В это же время стало известно о партнёрстве LVMH и Catterton — частной инвестиционной фирмы из американского Гринвича. Сейчас она заправляет делами верфи. Что касается Шериффа, то он присоединился к Princess вскоре после заключения соглашения.

«Когда я впервые тут очутился, то первым делом подумал: какая у нас замечательная площадка, и люди работают тут по 50 лет. Мы всё производим сами. Мы — до смешного вертикально интегрированная компания, — вспоминает Шерифф. — Потом я огляделся и понял, что в радиусе 300 километров нам не найти никого, кто может делать подобную работу. Поскольку об аутсорсинге можно было забыть, ручная работа стала нашей генеральной маркетинговой линией. Наш бренд больше не Princess, он звучит как "Princess — сделано в Плимуте вручную"». 

75% компонентов каждой яхты princess — вплоть до проводки и топливных цистерн — производится здесь же.

«У нас и правда трудятся маленькие старушки и старички вместе с молодыми людьми, и они делают абсолютно всё. Клиенты могут прийти и понаблюдать. Но не за тем, как мы собираем лодку из импортированных частей, а за кое-чем более интересным: как, например, на их глазах древесина превращается в прекрасную мебель».

Сам Шерифф — американец с итальянскими корнями. Ему 56 лет. Детство он провёл в Новой Англии, хотя его взрослая жизнь проходила уже на Туманном Альбионе. Сначала он работал в Chrysler, потом перебрался в Fiat, а затем, в 2003-м, в McLaren. Именно он помог спроектировать и запустить именитый суперкар McLaren MP4-12C, однако не задержался в компании из-за конфликта с гендиректором Роном Деннисом (Ron Dennis), чей нелёгкий характер вынудил на подобный шаг и многих других.

Но Шерифф не планирует забывать своё автомобильное прошлое: он является членом совета директоров трёх многообещающих предприятий: Rivian из Мичигана, которая планирует выпускать передовые электрогрузовики, Rimac из Хорватии, чьи электрокары уже привлекли внимание Porsche, и Pininfarina, которая надеется уже в скором времени выпустить гиперкар Pininfarina Battista.

Шерифф продолжает сравнивать яхты и машины. Например, когда разговор заходит о спортивной яхте R35.

«Это наш морской эквивалент суперкара», — так он описывает изящную 10,89-метровую яхту с двигателем V8, способную развивать скорость до 50 узлов.

Кое-какие уроки прошлого Шерифф всё-таки смог использовать и на новой работе. 

он позаимствовал распространённую в автомобилестроении практику единой платформы, которая заключается в том, что на разных моделях ставятся одни и те же «скрытые» элементы. 

Из модели в модель кочует ходовая часть и всевозможные механические системы. Так можно и сэкономить, и упростить процесс сборки.

«Мы используем одни и те же молд-формы для подводной части корпуса и разрабатываем совершенно разные концепции для надводной части и надстройки. Так что все, что располагается над палубой, имеет разные планировки и формы, а все, что под палубой, — идентичные»

Новый подход Princess впечатлил прессу, признаётся яхтенный журналист Дэвид Робинсон (David Robinson):

«Инвестиции позволили компании полностью перестроиться, увеличить объёмы поставок, улучшить инфраструктуру, проводить более агрессивную маркетинговую кампанию и вывести на новый уровень международную дистрибьюторскую сеть. Результат этих перемен налицо».

Но не только растущее число миллионеров и миллиардеров позволило когда-то погибавшей верфи вновь процветать. Можно также привести в пример два других благоприятных фактора.

Благодаря новым технологиям практически любой может сам управлять своим судном.

«Если вы умеете водить Fiesta, то справитесь и с McLaren. С яхтами — примерно то же самое. С ними больше не страшно обращаться. Хочешь оставаться на одном месте? Просто нажми на кнопку. Благодаря GPS лодка удерживается в одном положении, несмотря на течение», — поясняет Шерифф.

Второй фактор — стремление всё большего числа людей к тишине и покою.

«Люди покупают яхты для того, чтобы проводить время в тишине в кругу своей семьи, вдали от забот, и так, чтобы дети не смогли никуда сбежать. Концепция отдыха состоятельных людей изменилась. Вместо того, чтобы лететь куда-то на частном самолете, они просто выходят на лодке и проводят свободное время максимально качественно».

Перевёл Денис Кошелев.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.