Люди и лодки: Роберт Нокс-Джонстон и Suhaili
Люди

Люди и лодки: Роберт Нокс-Джонстон и Suhaili

Они вместе уже более полувека и не собираются расставаться — человек, впервые совершивший непрерывную кругосветку под парусом и его маленькая подруга
Поделиться в соцсетях

— Похоже, этот француз опять строит новую лодку, на сей раз тримаран — мистер Дэвид Нокс-Джонстон отчеркнул газетную заметку, — как по-твоему, Робби, сгодится она для трансокеанского плавания? Молодой человек в форме офицера торгового флота в сомнении пожимает плечами:

 — Так сразу и не скажешь, прежде надо бы узнать подробности.

— Уж не собирается ли он побить рекорд Чичестера или даже совершить кругосветку без остановок? Ведь все остальное в яхтинге уже сделано, не так ли? Впрочем, обсудим это подробнее вечером, — Нокс-Джонстон-старший торопится в свой офис, а отпуск его сына, недавно назначенного вторым помощником грузопассажирского судна Kenya, еще только начинается.

На календаре март 1967-го — действительно, за годы, прошедшие после первой кругосветки Джошуа Слокама, в мире паруса сделано уже почти все возможное. В это время знаменитый Фрэнсис Чичестер как раз возвращается из своего рекордного кругосветного плавания: совершив за все время пути один-единственный заход в австралийский Сидней, его 53-фт Jipsy Moth IV должна вернуться к родным берегам уже в апреле—мае. А тут еще «этот француз» — Эрик Табарли, столь неожиданно опередивший Чичестера в гонках OSTAR-1964. Помнится тогда вся парижская пресса билась в экстазе громких заголовков: «Британская монополия на парусные рекорды разрушена»! «Француз повелевает англосаксонским океаном»! Что, если ему или какому-нибудь другому яхтсмену с континента действительно удастся обогнуть земной шар без заходов в порты? При одной мысли о подобном унижении, грозящем «Юнион Джеку», шотландско-ирландская кровь молодого моряка вскипает ключом.

Но почему бы тогда самому Робину не стать первым в безостановочном путешествии вокруг света? Правда, для этого нужна большая и быстрая лодка — в самом деле, не отправляться же в кругосветку на 32-футовой малютке Suhaili? Конечно, совсем недавно ей удалось успешно преодолеть 15 000 миль от индийского Бомбея до Плимута, но с экипажем из трех человек и с частыми промежуточными стоянками. А впрочем — почему бы и нет? Ведь в прежние времена Нокс-Джонстонам удавались и не такие отчаянные предприятия…

Предки и лодки

Младенца, появившегося на свет в Лондоне 17 марта 1939-го, нарекли сразу тремя именами: Уильям (в честь деда), Роберт (традиционным родовым) и Патрик (в честь святого покровителя Ирландии). Он стал старшим сыном в семье с прочными морскими корнями. Среди предков по отцовской линии числились как минимум два капитана Ост-Индской компании по имени Роберт.

Последнему из них довелось почти 20 лет пробыть в плену на Цейлоне, бежать оттуда на парусной шлюпке в Индонезию и, после разнообразных приключений, наконец вернуться в Англию. Здесь он обессмертил свое имя созданием капитального труда с описанием жизни и быта острова своего многолетнего заточения и удостоился портрета в Королевском Морском музее Гринвича.

Впрочем, семейные предания намекали и на гораздо менее законопослушных Нокс-Джонстонов, вроде одного из последних пиратов, вздернутого за морской разбой у берегов Шотландии. Что же касается родственников с материнской стороны, то наиболее известным моряком из них стал Томас Кри — капитан I ранга Королевского флота.

Как бы там ни было, именно маленький Робин оказался единственным из пяти детей Дэвида-Роберта и Элизабет Нокс-Джонстон, который уже с раннего детства проявил необычайный интерес к морю и лодкам. 

Первую попытку смастерить средство передвижения по волнам Робби предпринял уже в четырехлетнем возрасте. 

Увы, плотик, сооруженный из ящиков для апельсинов, сразу же затонул, не выдержав веса своего создателя. Подобная неудача постигла и каноэ, которое уже 14-летний подросток построил своими руками. При испытаниях на спокойных водах канала 10-фт. лодка зачерпнула воды и пошла ко дну, однако настойчивому пареньку удалось не только поднять ее, но и внести в конструкцию изменения, которые позволили ему в дальнейшем использовать каноэ по назначению.

В 1956 году Роберт провалился на вступительном экзамене в Военно-морское училище (подвели знания физики, которая так пригодится ему в будущем), но не отказался от своей мечты о море. Поступив учеником-кадетом в торговый флот, он за шесть лет успел подняться до третьего помощника капитана, жениться, обосноваться в Индии и… задумать строительство новой лодки. Идея проста: в Англии потомка славного рода Нокс-Джонстонов ожидало новое назначение, так почему бы не добраться туда на собственном паруснике, который затем можно и продать, окупив дорожные расходы. Помимо этого деньги планировалось зарабатывать съемками фильма о путешествии через два океана.

Сказано сделано — вместе с приятелем, также с торгового флота, Робин приступил к выбору типа лодки. Первоначально молодые энтузиасты всерьез задумывались о приобретении одной из местных дхау, однако вовремя спохватились: ведь найти покупателя на столь экзотическое суденышко в Британии было практически невозможно.

Решение было принято в пользу более привычного кеча. Лодка должна была быть сравнительно небольшой (чтобы вписаться в бюджет) и при этом достаточно удобной для длительных путешествий. Получив от одной из английских фирм типовой проект достаточно старомодной «семейной» лодки, друзья взялись за его доработку. Так появилась Suhaili.

Ветер приключений

Яхта была заложена на верфи Колаба (Бомбей) в ноябре 1963 года и строилась местными мастерами с применением самых простых инструментов по веками отработанным технологиям. Процесс продвигался медленно, и только 19 декабря 1964-го суденышко, наконец, было спущено на воду и окрещено… кокосовым молоком под хоровое пение мантр туземными рабочими. Названная в честь местного юго-восточного ветра в Персидском заливе, Suhaili не слишком напоминала гоночную лодку, однако с первого взгляда вселяла уверенность в своей полной надежности.

Технические характеристики:
Наибольшая длина (LOA): 44 фт (ок. 13,41 м)
Длина корпуса (Hull LOA): 32 фт 5»(9,88 м)
Длина по ватерлинии: 28 фт. (8,53 м)
Ширина: 11 фт. 01» (3,37 м)
Осадка: 5 фт. 06» (1,67 м)
Толщина обшивки: 1,25» (3,18 см)
Грузовместимость: 14 тонн
Запас воды: 86 галлонов (325,5л)
Двигатель (дизель): 38 л.с.
Парусное вооружение: бермудский кеч
Площадь парусов: 666 фт2 (ок. 62 м²)

Корпус Suhaili был изготовлен из индийского тика, из которого многие современные лодки могут позволить себе лишь палубу. 

На Suhaili из тикового дерева было сделано почти все: киль, шпангоуты, стрингеры, палубный настил, обшивка и отделка каюты.

Дополнительную остойчивость яхте обеспечивал железный балластный киль весом в 2,25 тонны, который крепился к корпусу 14-ю двухдюймовыми болтами. Обе мачты (первоначально) были цельными, из кашмирской сосны, что существенно утяжеляло конструкцию и (по личным наблюдениям Нокс-Джонстона) добавляло адреналина при каждом крене.
Еще год ушел на окончательную отделку и оснащение лодки, ведь большую часть такелажа и оборудования пришлось везти из Англии. Лишь в декабре 1965-го Suhaili вышла в море и взяла курс на запад. Ее экипаж состоял из трех человек — самого Роберта, его брата Кристофера, а также их приятеля Хайнца, радиста по специальности, имевшего опыт плавания на коммерческих судах.

Suhaili: навстречу мечте

Выйдя из Бомбея, Suhaili пересекла Аравийское море и после короткой стоянки в Маскате продолжила осторожно спускаться к югу вдоль восточного побережья Африки с частыми заходами в попутные порты. К апрелю 1966-го путешественники без особых приключений достигли Дурбана, где вся экспедиция прочно села на финансовую мель. Деньги закончились, так что друзьям пришлось на время поставить лодку на прикол в дурбанском порту, а самим искать работу.

К счастью, каждому удалось найти занятие по специальности: Робин устроился капитаном на судно каботажного плавания, Хайнц — судовым радистом, а Крис — клерком в страховую компанию. Вынужденная стоянка затянулась почти на полгода: лишь к октябрю удалось скопить сумму, которой должно было хватить на оставшийся путь в Англию. Однако при пробном выходе сломалась грот-мачта, для замены которой потребовался еще целый месяц. Только в конце ноября Suhaili смогла снова выйти в море и, обогнув мыс Доброй Надежды, прибыла в Кейптаун.

Отсюда Нокс-Джонстон решил следовать к родным берегам уже без остановок. В канун Рождества Suhaili покинула кейптаунский порт, чтобы через 74 дня непрерывного плавания ошвартоваться в уютной марине английского Грейвзенда.

Итак, первое длительное путешествие Suhaili оказалось успешным. 

«Прочная, выносливая, пригодная для дальних плаваний, верная и надежная» — так характеризует свою лодку сам Робин. 

Но годится ли она для безостановочного кругосветного путешествия?

Заменить нельзя улучшить

 27 мая 1967-го почти четверть миллиона восторженных англичан встречали триумфальное возвращение Gypsy Moth IV. Фрэнсису Чичестеру первым удалось в одиночку обойти земной шар под парусами всего с одним заходом в порт. Отличный результат был достигнут и по скорости: 29 617 морских миль за 226 ходовых дней или 131 миля в сутки! 

Можно ли побить подобный рекорд? Роберт произвел простейшие вычисления и сделал вывод: да, но никак не на Suhaili. 

На переходе от Кейптауна в Англию малышка показала неплохую среднюю скорость 112 миль/сутки или порядка 4,7 узлов, но для кругосветной гонки этого явно недостаточно. Да и рангоут (даже после замены грот-мачты из массива сосны на полую деревянную) оставался тяжеловатым. 

Руководствуясь этими соображениями, Нокс-Джонстон решил строить новую лодку. Соответствующий проект ему удалось найти достаточно быстро: это 53-фт стальная яхта с оригинальными носовыми обводами, которые должны сделать ее более устойчивой на курсе. На ней предполагалось установить две мачты с серийной яхты типа Dragon, что позволяло существенно сэкономить и при необходимости оснастить суденышко как шхуну, повысив таким  образом ее маневренность и ходкость при встречных ветрах.

Однако вопрос снова уперся в деньги: по самым минимальным расценкам сооружение корпуса должно было обойтись в £2800, а вместе с оснасткой — во все £5000.

Робин принял непростое решение: продать Suhaili и вложить вырученные средства в строительство лодки для кругосветного путешествия. Одновременно он разослал сотни писем по ведущим британским компаниям, пытаясь найти спонсоров для осуществления своей дерзкой затеи. Увы — ответом ему служило либо молчание, либо вежливый отказ. Положение осложнялось еще и тем, что в январе 1968-го Королевский флот призвал его под свои знамена для плановой подготовки в качестве офицера резерва.

Прошло еще два месяца, но желающих купить Suhaili так и не нашлось. 

Между тем 17 марта королева британских еженедельников — Sunday Times — торжественно объявила об учреждении почетного приза «Золотой Глобус» для смельчака, которому удастся первому совершить одиночную кругосветку под парусом без захода в порты. Второй приз в £5000 был предназначен для того, кто покажет наибольшую скорость.

Условия Golden Globe Race были крайне простыми и одновременно очень жесткими: лодка любой конструкции и размеров, старт и финиш — в одном из британских портов. Выйти в море необходимо было с 1 июня по 31 октября, а маршрут непременно должен был проходить в обход мысов Доброй Надежды, Льювин и Горн. При этом участникам запрещалось посещать любые порты и необорудованные бухты (даже без выхода на берег), принимать какие бы то ни было грузы (в том числе почту), а также пользоваться посторонней помощью. Даже случайное нарушение любого из правил означало автоматическое выбывание из игры.

Весть о «Золотом Глобусе» еще сильнее подогрела страсти, и без того кипевшие в мире паруса. Еще до мартовского объявления Sunday Times сразу несколько яхтсменов начали подготовку к одиночной кругосветке нон-стоп, тщательно скрывая свои планы друг от друга. Для маскировки многие из них (в том числе и сам Нокс-Джонстон) распускали слухи о планируемом участии «всего лишь» в одиночной трансатлантической гонке OSTAR-68.

Теперь сохранить тайну стало труднее, зато существенно возросли шансы привлечь внимание спонсоров. Наконец-то и Робину улыбнулась удача: так и не преуспев в продаже Suhaili, он все же смог продать паре британских издательств и одному американскому историю о создании своей малютки и ее первом путешествии. Более того — на моряка, обладающего еще и литературным талантом, обратили внимание боссы Sunday Mirror, желающие прокатиться на гребне волны ловкого рекламного хода Sunday Times.

Однако полученных средств все же не хватило на приобретение новой лодки, да и время поджимало. К тому же, внимательно следя за потенциальными соперниками, Нокс-Джонстон вдруг обнаружил грозного конкурента, причем опять француза. Вместо Эрика Табарли им стал Бернар Муатесье, уже имевший опыт кругосветного плавания. Робин принял окончательное решение: плыть на Suhaili, причем выйти в море не позднее 1 июня!

Всего за два месяца ему удалось не только капитально отремонтировать, но и существенно модернизировать свою лодку. 

Suhaili получила новый такелаж и комплект парусов, деревянная бизань-мачта была заменена более короткой и легкой дюралюминиевой. Таким образом удалось заметно повысить остойчивость кеча, избегая «адреналиновых» кренов при каждой смене галса.

Особое внимание было уделено системе автоматического управления судном. Для установки авторулевого и дополнительного руля на корме появилась специальная конструкция, придающая лодки курьезно-техногенный вид, причем работу «ветрового» авторулевого обеспечивал особый малый парус-флюгер.

Кстати, помимо необычного авторулевого, Нокс-Джонстон всерьез собирался взять в кругосветное плавание оригинальное устройство для выработки электротока. 

Оно должно было работать от особого винта-пропеллера, закрепленного под днищем и приводимого в действие набегающим потоком воды. Однако эта идея не вызвала восторга у консервативных спонсоров из Sunday Mirror, так что электричеством Suhaili обеспечивал традиционный бензиновый генератор. Спонсоры также настояли на снабжении лодки мощным (и весьма дорогим!) радиотелефоном, благодаря которому подписчики еженедельника могли бы регулярно узнавать обо всех деталях путешествия.

Наконец, настало время заняться припасами. Только самые простые продукты — сухофрукты и сардины уже считались деликатесами. 

Поскольку в плавании предполагалось пробыть порядка 10 месяцев, Робину с компанией добровольных помощников пришлось покрыть лаком около полутора тысяч банок консервов и промаркировать их особым кодом, дабы после неминуемого самоотклевания этикеток процесс приема пищи всякий раз не превращался бы в «русскую рулетку». Не были забыты и обезвоженные продукты, которые Нокс-Джонстон позднее весьма сдержанно охарактеризовал как «чрезвычайно удобные, если у вас есть достаточное количества пресной воды».

Необходимость завершить сотни больших и мелких (но всегда важных) дел заставило отложить начало плавания на целых две недели. Только 14 июня 1968-го Suhaili, наконец, вышла из Фалмута навстречу новым приключениям, которые не замедлили начаться…

Погоня за Золотым Глобусом

Уже на 16-е сутки плавания, чуть южнее островов Зеленого мыса, Робин вдруг заметил, что лодка быстро набирает воду. Нырнув для осмотра корпуса, он с ужасом обнаружил почти двухметровую щель в месте крепления киля — и это посреди Атлантики! Выходить из игры? Ни за что! 

Хлопковое волокно, полоска парусины, смола — осталось только установить эту «затычку» в днище на 1,5-метровой глубине. Дело осложнялось тем, что море кишело акулами. 

Чтобы отвлечь внимание этих хладнокровных убийц, Нокс-Джонстону пришлось подстрелить одну из них. Пока остальные хищницы рвали на куски тело жертвы, он прибил импровизированный пластырь гвоздями и закрепил медной полосой, случайно забытой на борту радиотехниками.

Suhaili продолжила свой путь, но по пути к мысу Доброй Надежды ее капитана ожидали новые испытания: вскоре пришлось конопатить такую же щель в днище, но уже по правому борту. То и дело возникали неполадки с авторулевым, вышел из строя электрогенератор, который пришлось ремонтировать прямо на качке. 

Даже обычный сыр проявил необычайные магнитные свойства, отклонив стрелку компаса на целых 60 градусов!

На подходе к Кейптауну Нокс-Джонстон настолько проникся всеми прелестями безостановочного кругосветного плавания, что сравнивал его с 10-месячным заключением строгого режима в камере-одиночке. Он даже подумывал о том, чтобы сойти с дистанции, но… все же повернул на восток, огибая мыс Доброй Надежды и с каждым днем все сильнее ощущая ярость «ревущих сороковых».

Штормовые ветра преследовали Suhaili практически на всем переходе через Индийский океан. Несколько раз лодку клало на борт и только чудом ей удавалось подняться, не потеряв рангоута. На подходе к Австралии ветровое подруливающее устройство окончательно вышло из строя, а каюту заливало через трещины в обшивке. Все это заставило Нокс-Джонстона в очередной раз задуматься о том, чтобы отказаться от дальнейшего участия в гонке. К счастью, принятие окончательного решения он отложил до Новой Зеландии, где у него было назначено рандеву для передачи путевых заметок и других материалов о путешествии.

Здесь Робина снова ожидали сюрпризы. Во-первых, при подходе к району встречи (бухта Блафф) Suhaili выскочила на отмель. К счастью, произошло это в малую воду и на песчаном грунте, так что, дождавшись прилива и протянувшись на завезенном якоре, Нокс-Джонстону удалось сняться с мели без посторонней помощи. Во-вторых, из новостей полученных во время состоявшегося-таки рандеву, он узнал о том, что его грозный соперник Бернар Муатесье существенно сократил разрыв и его 32-фт Joshua продолжает нагонять малютку Suhaili. Известие об успехах француза буквально подстегнуло Робина и заставило его продолжить гонку — курс взят на мыс Горн.

Увы, на более чем 4000-мильном переходе через южную часть Тихого океана ему повезло гораздо меньше, чем в свое время Джошуа Слокаму. Как известно, 36-фт Spray настолько хорошо слушался руля, что его хозяин мог целыми днями не подходить к штурвалу. Роберту же приходилось порой проводить у руля по 15–17 часов в сутки. В довершение всех бед из строя вышел передатчик, так что теперь патентованный радиотелефон мог работать только на прием. Тем не менее, капитан Suhaili нашел время и силы, чтобы достойно отпраздновать Рождество: скромный праздничный ужин, добрая порция виски и традиционный тост за Ее Величество, который морякам Королевского Флота в качестве особой привилегии позволяется пить сидя.

17 января 1969-го Нокс-Джонстон миновал мыс Горн при удивительно спокойной погоде, опередив Муатесье всего на две (!) недели. Борьба за Золотой Глобус вступила в завершающую фазу: из 9 участников гонку продолжали лишь четверо, причем Найджел Тетли на 22-фт тримаране Victress безнадежно отстал, а сообщения о местонахождении и скорости Дональда Кроухерста (на 40-фт тримаране Teignmouth Electron) становились все более подозрительными.

Большинство экспертов парусного спорта ставили на француза. Называли даже точную дату его триумфального возвращения — 24 апреля. Про Робина временно забыли — до 18 марта, когда из Кейптауна неожиданно пришла весть о том, что Бернар Муатесье отказался от дальнейшего участия в Golden Globe Race и отправился Южные моря, вторично обогнув мыс Добрый Надежды.

Теперь все бросились на поиски Suhaili, которая словно растворилась на просторах Атлантического океана. 

Только через 17 суток ее случайно удалось обнаружить к юго-западу от Азорских островов, а 22 апреля 1969 г. Нокс-Джонстон торжественно финишировал в Фалмуте, в одиночку обогнув земной шар за 312 суток непрерывного плавания.

Золотой Глобус Робину вручил сам сэр Френсис Чичестер. А вот судьба приза за наибольшую скорость осталась неопределенной до середины лета, когда выяснилось, что второй возможный претендент на денежную премию — Дональд Кроухерст — так и не покидал Атлантики и покончил с собой, боясь неминуемого разоблачения в обмане. Таким образом Роберт Нокс-Джонстон оказался законным владельцем обеих наград. Впрочем, славу он предпочел деньгам: столь желанные (когда-то) £5000 были переданы семье покойного Д. Кроухерста, а жизнь 30-летнего национального героя Англии еще только начиналась…

Спускать паруса? Еще не время!

По собственному признанию сэра Нокс-Джонстона, после легендарного кругосветного путешествия ему хотелось было вернуться к работе на торговом флоте, но судьба решила иначе.

Он открывал море для людей, которые раньше и не мечтали услышать плеск волн и шелест ветра в парусах. Он строил новые лодки и воспитывал все новые поколения яхтенных капитанов, которые вели их в океанские плавания. А еще он совершил 11(!) кругосветок под парусом, уже в качестве шкипера-инструктора.

При этом сэр Робин участвовал в многочисленных парусных состязаниях. Дважды, в 1970-м и 1974гг, он становится победителем в Round Britain Race среди парных экипажей. В 1994-м, вместе с Питером Блейком получил Кубок Жюля Верна, обогнув земной шар под парусами за 74 дня 22 часа, 18 минут и 22 секунды. Наконец, в 2006 г. уже 67-летний сэр Нокс-Джонстон снова отправился в одиночную кругосветку Velux 5 Oceans и пришел четвертым.

1 июля 2018 года сэр Роберт выстрелом из старинной пушки с борта Suhaili дал сигнал к началу очередной гонки одиночек Golden Globe, стартовавшей из французского порта Ле-Сабль-д'Олон. Кстати, в этих состязаниях принимала участие и «внучка» Suhaili — яхта Thuriya, построенная по точному образу и подобию старушки. Хотя эта лодка (под управлением индийского шкипера Абилаша Томи) так и не дошла до финиша, лишившись мачт в Индийском океане, потомкам Suhaili, по-видимому, суждена долгая жизнь. По предварительным данным, в Golden Globe Race 2022 года собираются принять участие уже два десятка ее современных копий.

По словам сэра Нокс-Джонстона, ему удалось сделать счастливыми, как минимум, 5000 самых разных людей, познакомив их с морем. Похоже, этот счет еще не закрыт — так семь футов под килем и всегда попутного ветра, сэр Робин и Suhaili!

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.

Читайте также