Люди09 октября 2015

Лодка Архитектора: история создания Foggy Фрэнка Гери

Когда великий сухопутный архитектор берется за создание парусной лодки, ждите чудес

Создатель «Танцующего дома» в Праге, один из величайших архитекторов современности Фрэнк Гери, наконец, осуществил свою давнюю мечту: он построил для себя парусную лодку, столь же удивительную, как и его знаменитые здания. Itboat публикует историю создания Foggy, рассказанную Вики Вард.

В июле прошлого года, в пятницу вечером, Фрэнк Гери в сопровождении сына Алехандро и друга Бобби Шрайвера приземлился в аэропорте Барнстейбл на Кейп-Коде. Прямо из аэропорта они поехали в компаунд-парк Кеннеди в порту Хайаннис. Там он в первые увидел ее, стоящую на якоре чуть поодаль от берега. В порту собралась толпа, потому что, как говорит Гери, Хайаннис — это «настоящее парусное сообщество», и еще потому, что Foggy (аббревиатура полного имени владельца, Фрэнк Оуэн Гери) — уникальная лодка.

Изготовленная из традиционной лиственницы с акцентами из титана и решетчатыми окнами, блестящими на солнце, словно чешуя рыбы, она выглядит как безумный микс прошлого и будущего.

Гэри сел в надувной тендер с красными сидениями, чей цвет перекликался с цветом 105-футовой мачты Foggy, и направился к ней, сопровождаемый целой толпой «Джонов Кеннеди» и «Марий Шрайвер». «Я был тогда очень горд», — скажет он позже. Фрэнку почти 87 лет (дата его рождения — 2/08/29 — это номер паруса Foggy) и кажется, будто всю жизнь он шел к этому моменту. Гери — страстный яхтсмен, и эта его страсть наложила отпечаток на многие из спроектированных им зданий: Музей Гуггенхайма в Бильбао, здание МАК в Нью-Йорке, и, совсем недавно, фонд Louis Vuitton в Париже. Тем не менее, только недавно он решился создать собственный дизайн парусника.

«Раньше у меня не было ресурсов, а когда они появились, я был слишком занят своими зданиями», — говорит он. Тем не менее, в 2008 году Гери начал обдумывать идею проектирования лодки. У него есть Beneteau First 44.7 в корпусе из стекловолокна, припаркованная в Марина-дель-Рей, штат Калифорния. Гери ходит на ней по воскресеньям, часто с архитектором Грегом Линном. Жены обоих мужчин, как правило, остаются на берегу (Линн даже назвал свою лодку Girlfriend).

Что если бы, думал Гери, ему удалось создать лодку, которая была бы одновременно его визитной карточкой и приманкой для его жены Берты?

Он рассказал о своей мечте девелоперу Ричарду Коэну. Тоже яхтсмен, Коэн хотел построить большую гоночную лодку. Они договорились работать вместе, и пригласили в свою команду Германа Фрерса, аргентинского морского архитектора, известного своими проектами ряда самых элегантных и быстрых парусников в мире.

«Не позволяй мне слишком сильно впадать в сумасшествие, — сказал Фрерсу Гери. — Лодка должна быть рабочей».

Фрерс выполнил эту просьбу, забраковав план Гери создать плоскую палубу без каюты. Однако когда дело дошло до выбора материла корпуса, Фрерс и Гери разошлись во мнениях. Любящий скорость Фрерс предлагал углеволокно, легкий, хрупкий материал, используемый обычно для гоночных лодок. Но Гери хотел парусник из дерева, частично из-за «своих познаний» в этой области, частично из-за того, что он просто любит этот материал. У Фрерса возникло нехорошее предчувствие, когда он услышал об этом, ведь древесина прибавляет лодке вес без наращивания функциональности. «Я почти не надеялся, что проект воплотится в жизнь», — говорит он.

Но в 2012 году Коэн нашел решение: построить лодку не частично, а полностью из дерева. Он связался с Brooklin Boat Yard в штате Мэн, небольшой компанией, известной своей работой с деревом. Одна из фишек этой верфи — применение метода «холодной формовки», который включает в себя укладывание древесины в несколько слоев вокруг высокотехнологичного ядра и делает корпус более легким и прочным, чем при традиционной опалубке. 61-летний Стив Уайт, владелец Brooklin Boat Yard во втором поколении, был в восторге от возможности поработать с Фрэнком Гери, хотя участие в процессе архитектора, не специализирующегося на судостроении, отнюдь не делало его проще.

А потом он получил от Гери чертежи решетчатых окон на палубе и в корме. «Дикость», такова была его реакция.

В дополнение к использованию нетрадиционных материалов, таких как титан, с которыми немногие морские инженеры имели дело, «споры были вокруг каждого элемента лодки — каждой планки, каждой дверной ручки». Были опасения, что некоторые из нетрадиционных элементов не просто замедлят лодку, но и сделают ее небезопасной.

«Стекло забирает у корпуса много прочности, — говорит Уайт, уподобляя окна Foggy «дырам в трубе».

Чтобы понять, смогут ли решетчатые окна выдержать давление волны, он и его команда отвезли образцы в технологическую лабораторию Университета штата Мэн в Ороно, где их протестировали на прочность. Окна оказались безопасными.

Поняв «язык» лодки, Гери, при помощи сына Сэма и 3D-принтера, «развлекался», играя с дизайном Foggy.

«Такая лодка, как эта, создана для романтики», — говорит архитектор.

В центре этой фантазии — салон с диванами, покрытыми овечьими шкурами из Новой Зеландии, и психоделически красочным ковром, созданным Джойс Шин, невесткой Гери. Все это вместе преображает внутреннее пространство в нечто среднее между логовом Остина Пауэрса и дискотекой.

Действительно, «дикость». Впервые ступив на борт Foggy в Хайаннисе, Фрерс, как и Уайт, вздохнул с облегчением: «это работает».

«Это работало» и в следующие выходные, когда Коэн и экипаж тестировали Foggy. Лишенный нактоузов, бушприта, и ненужного веса (включая даже психоделический ковер), и оснащенный черными гоночными парусами из углеродного волокна Foggy прошлым летом показал лучшее время в 52-мильной гонке Round the Island race.

Гери и Коэн планируют пойти на Foggy в Майами, на Кубу и в Панаму, где Гери посетит свой недавно законченный Museo de la Biodiversidad, спланировав поездку таким образом, чтобы она совпала с историческим открытием третьей очереди шлюзов Панамского канала. Пройдя через канал, Foggy отправится в Коста-Рику, Нижнюю Калифорнию (месторасположение другого здания Гери), и в Марина-дель-Рей, где Гери намерен участвовать на ней в гонках выходного дня.

Ну, а что же дальше? «А дальше мы построим космический корабль», — говорит архитектор.

Комментарии

Также читайте

Семь кадров года
Семь кадров года
Объявлены финалисты ежегодной фотопремии ВФПС
Сломленный принц
Сломленный принц
Корабль ВМС Бразилии буксирует тримаран Maxi 80 Prince de Bretagne в Сальвадор
Динамичный Melges
Динамичный Melges
В Пальме стартовал финальный этап Melges 40 Gran-Prix
День Нептуна на VOR
День Нептуна на VOR
Превращение головастиков в морских волков на церемонии пересечения экватора
Серийная бедоноска
Серийная бедоноска
Что случилось с предыдущей лодкой американки, дрейфовавшей 5 месяцев в море
100-метровая оригами
100-метровая оригами
Необычный концепт парусной мегаяхты от дизайнера из Монако
Вещественное доказательство
Вещественное доказательство
Катамаран Evidence от VPLP с необычной маркировкой W/Y
Паек кругосветчика
Паек кругосветчика
Как выглядит запас еды Франсуа Габара
Желтая подводная лодка
Желтая подводная лодка
Дикие погодные условия в первые 12 часов 2 этапа Volvo Ocean Race
Око IMOCA
Око IMOCA
IMOCA Viva a Beira на тренировке перед Transat Jacques Vabre
Cмотрим дальше