Девять жизней парусника Nora
Путешествия

Девять жизней парусника Nora

Владелец парусника Nora раскрыл подробности семимесячного путешествия из Скандинавии в США, во время которого его с другом успели спасти девять раз

Сам сэр Роберт Нокс-Джонстон умолял этих ребят остановиться. Недавно их в девятый раз спасла береговая охрана. В девятый раз за семь месяцев путешествия из Скандинавии в Северную Америку.

Последняя встреча со спасателями получилась эпичнейшая. Два 71-летних яхтсмена плохо привязали свой 40-футовый гафельный куттер Nora постройки Колина Арчера (Colin Archer) к причалу Хэйл-харбор в Корнуолле.

Во время отлива лодка накренилась, и оставленная на борту свеча упала прямо на ворох одежды, устроив небольшой пожар. Спасатели прибыли как раз вовремя, чтобы потушить пожар, и заодно научить экипаж азам швартовки.

«Это уже не смешно. Каждый вызов спасателей обходится в 6–8 тысяч фунтов. Эти парни обходятся корнуолльской службе спасения в кругленькую сумму. Им надо остановиться», — молит Нокс-Джонстон.

Но для пенсионеров Боба Вайса и Стива Шапиро знаменитый яхтсмен, похоже, не авторитет. Они не намерены останавливаться.

Все вокруг, по мнению сценариста Стива Шапиро, делают из мухи слона: на самом деле только три из девяти случаев оказания помощи были вызовами спасателей, все остальное — просто дружеская помощь от проходящих мимо добровольцев, утверждает он.

Яхтсмен рассказал журналу Practical Boat Owner, как все было на самом деле. Вот его история в переводе itBoat.

Когда мы покинули Норвегию, мы один раз попали в аварию, зацепив рыболовный трал. Он намотался на гребной вал, проделав дыру в корпусе. Лодка дала течь, мы чувствовали себя в опасности и вызвали спасателей. Сначала они нам сказали — у вас же парусник, плывите. Но мы шли под всеми парусами и делали всего 2 узла, нам нужен был мотор, чтобы выбраться из течения в 6 узлов. Пришлось им нас отбуксировать обратно в гавань, где мы на протяжении месяца чинили лодку.

По окончанию ремонта она все еще давала небольшую течь, но нам сказали, что с хорошо работающей помпой мы сможем добраться до Инвернесса, где сможем полностью отремонтироваться. Мы пошли к Шетландским островам, оттуда вокруг Уика. Мы хотели где-нибудь встать. Местная береговая охрана вызвала нас по радио. Они спросили: «С вами все в порядке? Мы слышали, что у вас проблемы. Мы пошлем кого-нибудь, чтобы посмотреть на вас». Они подошли и посмотрели, по-видимому, течь была серьезной, так что они не разрешили нам идти дальше к Инвернессу. Они сказали: «здесь есть парень, который может вас починить».

Мы оставались там в течение 10 дней, нас починили и мы пошли дальше.

В Хелмсдей-харбор мы сели на мель — она была неправильно отмечена на карте. Мы сидели там и пытались привлечь к себе внимание, но начальник порта был на рыбалке.

Прилив снял нас со скалистой банки. После этого посередине Мори-Ферт у нас умер двигатель: тогда мы в третий раз вызвали спасателей. Они отбуксировали лодку в Инвергордон. Люди из Инвернесса приехали осмотреть двигатель. Мы дорого заплатили за частный буксир до Инвернесса, там «Нору» поставили в сухой док и сделали ремонт, который тоже влетел нам в копеечку.

Нам все починили и мы пошли через Каледонский канал в Обан, где я должен был забрать паруса. По пути мы попали в 9-балльный шторм и повернули к Кринану. Потом у нас было полторы недели отличного яхтинга.

Дальше мы пошли от Малл-оф-Кинтайр к Белфасту. Вызвали береговую охрану, чтобы получить инструкции, как добраться до марины, потому что когда мы покидали Инвернесс, они нам сказали: обязательно поддерживайте связь с береговой охраной. Мы пытались найти безопасную гавань в Рэд бэй. Сели на мель на песке. Рыбак пытался вытащить нас из своей большой лодке, но у него не вышло. Спасательная лодка, находившаяся всего в 50 футах от нас, решила прийти к нам на помощь. Но они не смогли сделать что-то такое, чего до этого не пыталась сделать рыбацкая лодка. Там было очень мелко и в воде было много песка.

Это была очень темная ночь, а маркерный буй не горел. Нам пришлось сидеть на песчаной отмели до утра, затем нас вынесло с нее.

Наше путешествие вдоль ирландского побережья было прервано ужасным штормом в конце сентября. Потом мы пошли на Дан Лири. В Уинклоу мы сели на мель на пару секунд. Они решили послать спасательную шлюпку и поставить нас к причалу. На следующий день мы направились к Аклоу и провели там несколько ночей. Когда погода улучшилась, к нашему удовлетворению, мы направились к Тускар-Рок. В море были 11-футовые волны и ветер 24 мили/ч, нам спонтанно пришлось пристать к Килмор-Ки. Началась полоса штормов. Наконец нам удалось попасть в погодное окно, чтобы обогнуть мыс Лендс-Энд. Из-за бурь выход из гавани заполнил песок и мы опять сели на мель.

Спасательная лодка была от нас в 10 футах, она нас вытащила, а потом провела через лабиринт отмелей.

Для спасателей это «спасение» было как легкая морская прогулка. К тому времени мы с ними стали приятелями, мы провели там семь недель и нас в гавани хорошо знали.

На попутных ветрах мы достигли Бристольского канала, но тут ветер изменился и мы укрылись на Сент-Иве, где Национальное королевское общество спасения на воде (NRLI) скомандовало пришвартоваться к спасательному бую. Спасатели послали за нами РИБ, помогли завести муринги и прицепиться к муринговому буйку.

В некоторых статьях все это посчитали как «спасательные операции». Все, что они делали, это сдергивали нас с мелей и сопровождали по спокойному морю в гавань, так что мне кажется, это незаслуженная критика. На подходе к Сент-Иву я говорил им, что мы можем дойти до гавани на парусах самостоятельно, но RNLI предложила помощь. Когда Сент-Иву понадобился швартовый буй, Nora была готова выйти к Хейлу, но мотор неожиданно заглох. RNLI отбуксировали нас обратно в гавань. Мы плохо пришвартовали лодку, она накренилась и свеча прожгла одежду моего компаньона.

Из всех случаев на море только три реально были «спасательными операциями» — в начале пути. Потом у нас все было под контролем.

Даже когда на лодке возникала поломка, мы могли ее устранить: она очень мореходная. В действительности вся критика, обрушившаяся на нас, не является справедливой. Это не были чрезвычайные ситуации, где стоял вопрос жизни и смерти. Все эти ситуации не были опасными, за исключением одного случая в Северном море. Но я не хочу недооценивать действия спасателей, мы очень благодарны им за то, что они оказывались рядом.

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter, либо нажмите здесь.

Читайте также