НОВОСТИ

Неmehrяный Spaß

Прошел еще один день Дюссельдорфской выставки, и я продолжаю делиться с вами полученными впечатлениями. Своими и моих собеседников.

Вчера мы прервались на беседе с Патриком Шонесси, президентом бюро Farr Yacht Design. Обсудив новую Vision 46 (я сдержал обещание — смотрите фотографии), Патрик поделился новостью (и Александр Кнесевитч из Bavaria Yachtbau позднее ее подтвердил), что фирма готовит принципиально новую модель — ориентированную на молодежь простую и недорогую лодку с минимальной отделкой. Нечто вроде Varianta 44 от Dehler, но обещается, что будет проще, лучше и дешевле. Подробности, дорогие коллеги, — завтра (вернее, уже сегодня, ибо в Дюссельдорфе за полночь).

Ну, а мы окончательно «покончив с баварским вопросом» (хотя бы на сегодня), перешли к более общим темам. Даю слово Пату:
— Ситуация (для нас) сегодня складывается так: европейский рынок яхтенных проектов практически умер. Еще один важнейший для нашего КБ сегмент — заказ проектов гоночных яхт класса Grand Prix — тоже мертв. Австралия и Новая Зеландия пока держатся на прежнем уровне, но в целом выезжаем за счет рынка США. Китайский рынок — для нас вещь непознанная, вот скоро предстоит финиш этапа VOR в Китае, поеду туда знакомиться с местной промышленностью. На рынке же США наше КБ попало в довольно сложную ситуацию благодаря своей политике — мы много работали с постоянными клиентами. Они заказывали лодки все больших и больших размеров, но! Они при этом и старели. Результат — сегодня у нас нет сравнительно молодых заказчиков и малых лодок. И, хотя рынок яхт длиной 100+ в Америке пока еще держится, положение необходимо срочно исправлять. Впрочем, у нас огромный опыт, думаю, что мы справимся. Ну, а на твои вопросы о ходе регаты Volvo я охотно отвечу… но после ее финиша…
Расставшись с Патриком, я побрел по павильонам в поисках свежих новостей, слухов и сплетен. И вот вам одна из них — в ходе презентации новой Delphia 31 на ее стенде была отмечена значительная концентрация людей со значками верфи Najad.

 Имеющихся предположений на сегодня два: либо некий анонимный пока инвестор (в принципе, есть подозрение, кто бы мог им быть) готовит приобретение обоих активов (и польского, и шведского) с целью консолидации производства на одной площадке, либо обанкротившийся Najad в поисках спасения сам распродает свои активы, одним из которых является весьма привлекательный бренд Maxi. Готовящуюся продажу Maxi мне тут же практически подтвердила (не без некоторого нажима с моей стороны) Джессика Мартинссон, сотрудница Najad, правда, отказавшись говорить, кому именно его продают. Впрочем, сложить два и два нетрудно и самим. 
В общем, все идет по давно предсказанной мной дорожке — объединение брендов, ликвидация мелких независимых верфей. Это ровно тот самый путь, которым европейское автомобилестроение прошло 30 лет назад. 

В его конце одни автомобильные марки исчезли навсегда, другие объединились в крупные концерны. Не сомневаюсь, что-то же самое ждет и яхтостроение — этот путь очевиден, а другого, вроде бы, и не видно вовсе. Впрочем, о заимствовании яхтостроением автомобильных идей (в широком смысле) я писал еще вчера (и много ранее), так что не буду повторяться.
Покинув гостеприимную Дельфию, я заглянул на стенд Contest. Там царило весьма приподнятое (если не сказать — праздничное) настроение: дела у русского дилера шли более чем неплохо. Есть подозрение, что с Нового года у него уже подписаны два контракта, а это для яхт такого класса — более чем серьезно. До следующего Нового года можно и не работать (шутка). Глава верфи (по-прежнему остающейся семейным предприятием) Фриц Конайн охотно дал мне небольшое интервью — опять же, на тему кризиса и будущего яхтенного рынка.
— Я думаю, — сказал Фриц, — что объем производимых и реализуемых лодок в Европе будет падать. Рынок, в целом, перенасыщен и спрос начинает спадать. У потребителей возникают новые запросы. Я думаю, что в ближайшее время «мэйнстримовые» яхты столкнутся с серьезными проблемами сбыта их частным лицам (про чартер не говорю, это другой рынок, который с моей верфью вообще не соприкасается). Люди будут искать нишевые изделия — лодки, отличающиеся высоким качеством, хорошими ходовыми свойствами, выделяющимся внешним видом, дизайном интерьеров. Причем последнее, думаю, будет особенно важным. Еще один существенный для потребителя момент — долговечность судна. Яхта — не автомобиль. Десяти-двенадцатилетняя яхта не только не должна быть «яхтопомойкой», но обязана сохранять свою высокую стоимость на вторичном рынке. По мере насыщения самого рынка этот вопрос становится все актуальнее — еще недавно вторичный рынок потреблял практически все, скоро это прекратится. 


— Я бы сформулировал чуточку по-другому, — вступает в разговор Валерий Пильчин, российский дилер яхт Grand Soleil
— Для чего покупают яхту для себя, а не берут ее в чартер? Исключительно для удовольствия. 

Удовольствия от управления хорошо построенной и настроенной «под себя» лодкой. В чартере редко встретишь такую. Вот именно удовольствие и будут в обозримом будущем одним из главных критериев выбора яхты… 

И, сдается мне, Валерий Юрьевич прав — ведь практически на каждом парусном стенде из уст стендистов раздавалось характерное: «Mehr Spaß" (больше удовольствия — нем.).
Интересно, что думают по этому поводу на стенде конкурентов Contest — Oyster Marine?
— Ты знаешь, — говорит мне Лиз Уитмэн, руководитель маркетингового отдела OM, — мы ведь как раз и есть те самые нишевые суда. Дело даже не в цене, она вторична. Мы никак не укладываемся в современные классификации яхт — сам же писал, что наши яхты намного тяжелее сравнимых по длине конкуренток. Но это же все не просто так, а ради надежности и высочайшего комфорта! 
Просто делается исключительно долговечный корпус, в который ставится много дополнительного оборудования — в том числе такого, о котором на других верфях даже не думают. 

Отсюда и все остальное. Да ты сам взгляни — вот только что признанный «Яхтой года» в категории luxury cruiser новейший Oyster 625. Кстати, принадлежит одному из твоих земляков. Разве он плох? 

Я, конечно, не поленился и взглянул. Посмотрите и вы.

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter, либо нажмите здесь.

Читайте также