НОВОСТИ

Острова беспечных кафров

Мы продолжаем серию репортажей с Карибской Парусной недели РБК. И сегодня наш рассказ — о собственно островах Антигуа и Барбуда, поскольку гонки как таковые вчера в программе отсутствовали, а эскадра яхт совместным плаванием переходила на остров Барбуда. К сожалению, отсутствие надежного доступа к Инету на островах сбивает запланированный ритм выхода репортажей, за что приносим читателям свои извинения.

Антигуа и Барбуда — это небольшое независимое государство в Карибском море, состоящее всего из трех более или менее крупных островов. Имена двух островов включены в название государства, а третий остров — Ренегадо — практически необитаем. Острова раньше были британской колонией, в 1981 году получили независимость, и первый премьер-министр периода независимости получил почетный титул «Отец нации» (насчет лучшего друга физкультурников выяснить не удалось, единственный виденный стадион оказался… крикетным). Огромная раскрашенная скульптура национального отца стоит в центре столицы на главной торговой площади и лицом более всего напоминает президента Обаму. 


Жизнь на острове Антигуа — на первый взгляд путешественника — весьма бедная. Масса зданий больше всего напоминают увеличенную в масштабе собачью конуру — но, судя по висящему рядом на веревках белью, тут живут люди. С другой стороны, огромное количество новых и не самых дешевых машин (и автосалонов). «Лохматок» в возрасте практически нет. Как совмещается одно с другим — загадка. 


Промышленности на островах тоже почти что нет, порядка 60% экономики — это туризм. При всем при этом обслуживать туристов никто особо не торопится — местные жители не то, чтобы ленивы, но искренне не понимают, что могут быть люди, которые куда-то спешат. Двухчасовая очередь пассажиров с одного рейса к пограничным офицерам — в порядке вещей. Скорость обслуживания в отелях — примерно такая же. Испанцы с их «аста маньяной» завистливо вздыхают. Впрочем, возможно, свой отпечаток накладывает и тяга местных жителей к курению травки — запрещенный в государстве порок, которому, тем не менее, предаются все поголовно. А после хорошей затяжки — какая же работа? 

Однако подобная беспечная жизнь имеет и свои положительные стороны — Антигуа и Барбуда занимают одно из первых мест в мире по отсутствию раковых заболеваний среди своих граждан. Возможно, причиной этому — именно местная беспечность и отсутствие хоть какого-то намека на торопливость? 
В свое время на островах пытались наладить выработку тростникового сахара, но по причине вышеуказанного качества населения из этой затеи ничего не вышло. Конкурировать с кубинцами не получилось. Но усеченные конусы сахарных складов остались до сих пор. Они сохраняются в качестве памятников — если ты, к примеру, купил землю с подобным «обременением», то не имеешь права его снести.
Так что вторая по значимости отрасль острова — это ром. Ром здесь выделывают в обильных количествах, но практически все его производство монополизировано одной фирмой. Впрочем, увы, я не ценитель данного напитка, так что вряд ли смогу позабавить вас достоверным рассказом о достоинствах рома местной выделки.
В те времена далекие, теперь почти былинные, когда Британская империя была владычицей морей, Антигуа представлял собой важную военно-морскую и логистическую, сиречь, перевалочную базу. Адмирал Нельсон выбрал эти острова как в качестве британского форпоста в этих краях, так и в качестве своей личной резиденции, построив здесь шикарное поместье. В его память крупнейшая из местных марин носит именно его имя — полагаю, именитый флотоводец весьма удивился бы количеству мегаяхт, мало чем уступающих по длине его Виктории, заполняющих эту гавань. 

На островах есть два важных — с точки зрения летающей фауны — места. На одном небольшом островке вблизи Антигуа гнездится большая популяция пеликанов, на Барбуде живет особый, нигде больше не встречающийся вид фрегатов — место его обитания превращено в заповедник.

Красота и дикость местной природы восхищают. Самые обычные проезжие дороги ведут через такие места, глядя на которые даже не надо особо включать воображение, чтобы представить себя в девственном лесу. Окружающие дорогу пейзажи — ровно как фотографии из второго тома «Африки грез и действительности» Ганзелки и Зикмунда. Бананы гроздьями свисают с пальм — ешь, не хочу, ананасы, заразы, растут прямо на обочине вроде как у нас подорожник.

В общем, беспечная и беспечальная жизнь. Практически рай земной. Но мы сильно сомневаемся, что в подлинном раю так сильно шумят кондиционеры… 

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter, либо нажмите здесь.

Читайте также