Правила жизни Франсуа Габара
Люди

Правила жизни Франсуа Габара

Франсуа Габар на всех парах мчится к новому рекорду одиночного кругосветного плавания, и при этом еще успевает давать интервью.

В попытке установить рекорд одиночного кругосветного плавания Франсуа Габар (Francois Gabart) опережает своего заочного соперника Тома Ковилля (Thomas Coville) уже на 2347,65 миль. 34-летний француз успевает не только управлять тримараном Macif на бешеной скорости, но и давать интервью журналистам. Незадолго до того, как пересечь экватор (это случилось 10 декабря), он раскрыл Le Journal de Dimanche секрет своего успеха. Интервью, правда, получилось короче, чем задумывалось, из-за ветровых «пощечин в 50 узлов», по выражению самого яхтсмена, но это не делает его менее интересным.

Вкалывать

У меня нет такого сумасшедшего парусного опыта, как у Тома Ковилля (Thomas Coville) и Франсиса Жуайона (Francis Joyon), так что подготовка к рекорду для меня — это множество проблем. В спорте высоких достижений, чтобы достичь своей цели вы должны постоянно выходить из зоны комфорта. Особенно это касается комфорта психологического. Я всегда стараюсь ставить перед собой новые задачи. После победы в Vendee Globe я хотел занять себя чем-нибудь еще, чтобы продолжить веселье. Но этот спорт очень энергозатратный. Нельзя позволять себе доходить до своего предела, так можно сломаться. А врача рядом с тобой не будет. Это упражнение требует полной вовлеченности.

Нужно вкалывать: тогда-то и возникает то самое «страдание», которое мне необходимо. Когда ты жертвуешь всем, доходишь до самой сути своего естества. Так, чтобы на финишную черту прийти обессиленным.

Если это не так, значит, я плохо сделал свою работу. Здесь я мало сплю, и я должен до конца бороться с усталостью. В Брест я должен прибыть с минимумом энергии. Одно я знаю точно: мы все в итоге приходим в себя после всего этого.

Быть терпеливым и брать на себя риски

Чтобы побить такой рекорд, как этот, нужна хорошая лодка, хороший парусный навык и терпение. В юности я потратил 10–15 лет жизни на освоение швертбота, чтобы получить допуск к Олимпийским играм. Я всегда мечтал об этом, но был недостаточно удачливым, чтобы попасть в анналы истории. Два или три года я выживал в одиночку, без партнера. Я боролся, брал на себя риски. С неба мне ничего просто так не падало. В 2009 году меня выбрали шкипером Macif, потом я встретил Мишеля Дежуайо (Michel Desjoyeaux) и Кито де Паванта (Kito de Pavant), с которыми выиграл Transat Jacques-Vabre.

Мне повезло. За 10 лет в оффшорных гонках я работал со множеством людей, которые многому меня научили. Я тоже надеюсь передать свой опыт по наследству.

В этой среде множество хороших людей и человеколюбие. Частично меня поддерживает эта атмосфера взаимопомощи. Надеюсь, мой тренер в классе «Оптимист» гордится тем, чего я добился.

Научиться использовать собственные эмоции

У меня маленькая семья — Хьюго (Hugo), 5-летний «большой мальчик», и Маэль (Maël), которому нет еще 5 месяцев. Это лучшее, что с тобой может случится. Все это я беру с собой на лодку. И оно заставляет тебя идти быстрее — или, наоборот, не торопиться, не знаю, — но чем лучше ты себя чувствуешь, тем лучший из тебя навигатор. Я питаюсь эмоциями. Это прекрасная и очень мощная штука. Но эмоции не должны мешать мне делать то, что я должен. Ими бывает трудно управлять, но это часть работы любого высококлассного спортсмена.

«Прожить» свои эмоции — это наша ответственность, нельзя отказываться от самого себя. Их нужно использовать для достижения результата и отпустить.

Ты принимаешь решения, но не всегда делаешь это осознанно. Некогда думать, нужно действовать. Если постоянно контролировать себя, то не сможешь идти так быстро, как нужно.

Верить в мечту и выбирать правильный момент

Огибание мыса Горн — символический момент для меня. Это взрывоопасный коктейль из изнурения, эмоций и страха. Южные моря восхищают меня. Это тяжелые и опасные воды. У меня было множество трудных моментов. Но у меня есть мечта — пройти вокруг света на многокорпуснике. Мы работали над этим проектом четыре года, начав с иррациональной мечты, которой я делился с журналистами, владельцами лодок, яхтсменами… Это общение сильно укрепило меня в моем стремлении. Момент для начала подобного путешествия был правильный.

Эти лодки экстраординарные. Нет смысла гонять их вдоль побережья Франции. Даже Атлантика кажется тесноватой.

Их масштаб — для мирового турне с обязательным заходом в южные море. Я мечтаю о «полете» на лодке, который длится многие дни. Это будоражит.

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter, либо нажмите здесь.

Читайте также