Люди и лодки: Евгений Гвоздев и его «Лена», «Саид» и «Гетан»
Люди

Люди и лодки: Евгений Гвоздев и его «Лена», «Саид» и «Гетан»

11 лет назад ушел из жизни Евгений Гвоздев, человек, который обошел вокруг света под российским флагом на самодельной 3,7-метровой лодке
Поделиться в соцсетях

Декабрьский шторм всю ночь беспощадно трепал Тирренское море, в эфире то и дело раздавались сигналы SOS, предвещающие большие и маленькие трагедии. На их фоне лаконичная заметка римской Il Messagero вряд ли привлекла особое внимание итальянской публики. В кратком сообщении говорилось, что в районе модного пляжа Кастельпорциано найдено тело неизвестного седобородого мужчины с глубокой раной на голове. Личность погибшего удалось установить лишь несколькими днями спустя, сопоставив это печальное событие с обнаружением на соседнем пляже потрепанной волнами маленькой яхты со странным названием «Гетан II». Так, в самом начале своей третьей одиночной кругосветки ушел из жизни 74-летний Евгений Гвоздев…

«Книжки в детстве разные читал, про дальние страны, про путешествия… В печку бы их кинуть, а я читал»

Он родился 11 марта 1934-го, вдали от моря, в белорусском (а тогда — еще в польском) Пинске. Рано лишившись родителей, 15-летний подросток оказался у дальних родственников в столь же далекой от белорусских болот Махачкале. Зато море (правда, замкнутое, Каспийское) теперь было совсем рядом. Его зов и привел юношу в Астраханское мореходное училище, закончив которое Евгений Александрович 35 лет проработал судовым механиком на рыбопромысловом флоте.

Страсть к парусу проснулась в нем гораздо раньше, чем само слово «яхтинг» стало популярным в СССР. Еще в конце 1950-х молодому третьему механику попался на глаза обрывок газеты с описанием приключений Марселя Бардьо. Подобно самому Гвоздеву, он рано остался сиротой, но все же сумел осуществить заветную мечту: своими руками построить лодку (30-фт. шлюп Quatre Vents) и в одиночку совершить на ней кругосветное путешествие, которое затянулось на восемь(!) лет.

Пример француза оказался заразительным, но последовать ему Евгений смог только почти четверть века спустя. В середине 1970-х ему за 600 рублей удалось приобрести списанную судовую-шлюпку-вельбот и, работая по выходным и в отпусках, преобразить ее в одномачтовую яхту. К тому времени Гвоздев уже превратился в солидного отца семейства, в котором появилось двое детей. Из начальных букв имен всех членов семьи и родилось необычное название первой лодки — ГЕТАН.

Технические характеристики яхты «Гетан»
Длина: 6,5 м
Ширина: 2,30 м
Водоизмещение: ок. 2 тонн
Площадь парусов: 18,6 м²

К лету 1979 в распоряжении Гвоздева оказался может и неказистый с виду, но вполне мореходный «микрокрейсер», на котором в последующие 12 лет он исходил Каспий буквально вдоль и поперек, летом и зимой, в любую погоду. Лодка получилась удивительно остойчивой: даже в самый жестокий шторм ее не накрывало волной и ни разу не клало на борт.

Часто в путешествие отправлялись всей семьей, но, похоже, с самого первого выхода в море Евгений готовил себя к одиночному плаванию. Не случайно уже первый «Гетан» был оборудован так, что при необходимости мог бы 4–6 месяцев плавать без захода в порты. Но где найти соответствующий этой длительности маршрут? 

Замкнутое Каспийское море становилось слишком тесным для уже пожилого искателя приключений, душа которого рвалась на океанский простор. Но как это сделать? Выход подсказал… телевизор. 

Популярная в начале 1990-х передача «Поле Чудес» в качестве одного из супер-призов предлагала счастливчикам яхту отечественного производства. Правда этот стеклопластиковый швертбот предназначался для семейного отдыха на реках, озерах или (на самый крайний случай!) в прибрежной акватории, но опытному путешественнику это помешать не могло. Тем более, что строились подобные яхты серийно тоже на Каспии — в Актау, на верфях компании «Совмаркет».

Технические характеристики яхты «Лена»
Длина наибольшая: 5,50 м
Ширина наибольшая: 2,45 м
Водоизмещение: 660 кг
Осадка 0,30 / 1,10 м
Масса балласта: 200 кг.
Площадь парусности 18,5 м².


Около полугода потребовалось Евгению Александровичу, чтобы убедить руководство фирмы-изготовителя предоставить ему лодку для испытаний в условиях океанского перехода. Кстати, первоначально речь о кругосветке не шла: малышке «Лене» предстоял переход через Атлантику. Как раз в 1992-м весь мир широко праздновал 500-летие официального открытия Америки, так что в случае успешного плавания стеклопластиковой скорлупки по маршруту каравелл Колумба, громкая реклама «Совмаркету» была бы гарантирована.

В результате, Гвоздев не только получил на три года в пользование новую лодку, но и приобрел официальный статус шкипера-испытателя, правда без четко установленной зарплаты. А уже 7 июля 1992-го «Лена» покинула Махачкалинский порт и взяла курс на Астрахань, чтобы затем по Волге, Дону и Азовскому морю выйти в Черное и прибыть в Новороссийск.

«Если мне не будет страшно — я в море не пойду»

Здесь Гвоздеву пришлось провести почти 5(!) томительных месяцев в ожидании заграничного паспорта моряка и обещанных официальным спонсором запасов на начальный этап плавания. Только 15 декабря он вышел из Новороссийска, но переход к Босфору все же вынужден был отложить: в первые же дни плавания обнаружились серьезные неполадки рулевого управления, которое пришлось долго чинить в Севастополе, а затем в Одессе.

Итак, через 500 лет после Колумба Америку открыли без «Лены»: лишь ранней весной 1993-го она прошла Босфор и… как бы растворилась в просторах Средиземного моря. 

Первая весточка от Гвоздева дошла до Родины лишь в августе, с Канарских островов, до которых он добрался потеряв 20 кг веса (закончились продукты) и все деньги (их «позаимствовали» доблестные албанские пограничники). 

К счастью, в Лас-Пальмасе его радушно встретили экипажи российских судов и персонал еще советско-испанской фирмы «Совиспан», снабдившие Евгения Александровича всем необходимым для продолжения путешествия.

Подлечившись и (в очередной раз) подремонтировав малютку «Лену», Гвоздев 20 августа покинул гостеприимную Гран-Канарию и, спустившись поближе к экваториальной зоне, двинулся на запад. Атлантический океан ему удалось пересечь за 50 суток, при этом штормовыми оказались всего четыре дня. Когда продвигаться вперед становилось невозможно, «Лена» штормовала на плавучем якоре, а ее капитан — старался отоспаться за все время одиночных рулевых вахт. Увы, в хорошую погоду спать приходилось лишь урывками, по 15–20 минут. Этот «дробный» сон изрядно измучил Евгения Александровича, который, в отличие от западных коллег-одиночников (вроде Элен Макартур), не мог рассчитывать ни на специальный «сонный браслет», ни на спутниковую аппаратуру.

8 октября «Лена» достигла о. Барбадос и, после 10-дневной стоянки в Бриджтауне, снова вышла в море, взяв курс на Пуэрто-Рико. Здесь ей пришлось задержаться на целых три месяца. Гвоздев ждал денег, обещанных ему российскими спонсорами, и мучительно пытался ответить на вопрос: что делать дальше? Трансатлантический переход завершен, так что можно возвращаться домой-либо самолетом, оставив лодку в Америке, либо на попутном российском судне, загрузив «Лену» на борт. А если все-таки продолжить путешествие?

Правильное решение помогла принять сама жизнь: Евгений Александрович так и не дождался перевода от российских спонсоров, зато приобрел множество новых друзей-пуэрториканцев, которые и помогли подготовить яхту к дальнейшему плаванию. В феврале нового, 1994 года, отлично отремонтированная и заново покрашенная «Лена», снабженная всем необходимым оборудованием (включая УКВ-радиостанции и солнечные батареи), двинулась ко входу в Панамский канал, за которым ее ожидал Тихий океан.

Свой 60-й день рождения Гвоздев встретил на пути к сказочному острову Таити, до которого пришлось добираться 93 дня. В пути его поджидали штормы и шквалы, многочисленные поломки руля и отказ опреснителя, а компанию составляли акулы, гигантская черепаха, запутавшаяся было в обрывках сети неподалеку от Галапагосских островов и киты, на спине одного из которых «Лена» провела несколько незабываемых минут.

Отдохнув (и в очередной раз отремонтировав многострадальную «рулевку») на Таити, Евгений Александрович двинулся к берегам Австралии, попутно посетив Самоа, Фиджи и Новую Каледонию. Из 7 месяцев, потребовавшихся для того, чтобы пересечь Тихий океан, только четыре прошли в море — оставшееся время пришлось провести в ремонтных работах на берегу.

Лишь в конце октября Гвоздев прибыл в Брисбен. В Австралии ему предстояло провести почти полгода, которые он впоследствии вспоминал как самые счастливые за все время первой кругосветки. Кстати, в музее Евгений Александрович с интересом осмотрел совсем уж крохотную (3,6 метра) лодку знаменитого Сержа Теста, на которой тот в одиночку обогнул земной шар в 1984–87 гг. Гвоздеву удалось встретиться со знаменитым австралийцем, который подарил ему свою книгу «500 дней», посвященную этому необычайному плаванию. Как знать, может именно эта книжка и вдохновила Евгения Александровича на вторую кругосветку…

Наконец пришло время расставаться и с гостеприимной Австралией: 25 апреля 1995-го, Гвоздев двинулся почти строго на запад через Индийский океан, рассчитывая по пути пополнить запасы воды на Кокосовых островах, архипелаге Чагос и Сейшелах. Подобный маршрут был выбран специально, чтобы избежать риска пиратских нападений у берегов Индонезии и Явы, но… привел путешественника прямо под дула автоматов морских разбойников Сомали.

5 августа, неподалеку от мыса Рас-Гафун «Лена» была взята на абордаж дюжиной вооруженных бандитов. Евгения Александровича перевезли на берег и почти полчаса держали под прицелом, споря между собой — пристрелить его или все же отпустить. 

В конце-концов милосердие возобладало, хотя, по-видимому, продиктовано оно было необходимостью экономить патроны…

Гвоздеву позволили продолжать путь, но ограбили подчистую. С лодки исчезли не только деньги, двухмесячный запас продовольствия и абсолютно вся одежда, но даже очки, зубная щетка и старенькие… трусы, которые давно уже использовались в качестве половой тряпки. Смилостивившись, пираты все же вернули путешественнику 12 кг риса, 40 литров воды, два самых старых паруса, одну карту, компас, секстан (без трубы), газовую плитку, и (самое главное!) дневниковые записи за весь предыдущий поход.

Через 13 дней ограбленной «Лене» удалось добраться до Джибути, где Евгений Александрович оставался до конца августа: сам чистил корпус, ныряя под лодку, штопал паруса и (тщетно) искал карты Красного моря. Затем последовали два сравнительно коротких перехода к эфиопским портам Ассаб и Массайя, и мучительное почти трехмесячное(!) плавание по Красному морю, при преимущественно встречных ветрах и жаре +45°.

Лишь 23 ноября Гвоздев добрался до порта Суэц, где ему на помощь снова пришли моряки российского торгового флота: продукты, теплая одежда и навесной мотор, на котором уже спустя две недели «Лена» самостоятельно прошла Суэцким каналом. Новый год и Рождество 1996-го встречал на Кипре — от плана добраться до израильской Хайфы пришлось отказаться из-за зимних средиземноморских штормов. 

Здесь же, в гавани Лимассола у Евгения Александровича состоялся примечательный разговор с одним из местных миллионеров российского происхождения (который позже стал его ангелом-хранителем на острове).

С проходящего мимо роскошного катера Гвоздева неожиданно окликнули по-русски:
— Эй, мужик, ты откуда?
— Из Махачкалы, с Каспия.
— А идешь куда?
— Да в Махачкалу же.
— Чего это ты ходишь туда-сюда?
— А я не туда-сюда, я вокруг…
— Вокруг чего? Земли, что ли?
— Ну да.
— Вот на этом г****?!
— На нем…

Не смотря на гостеприимство своего нового знакомого и собственную непереносимость холода, в середине января Гвоздев все же покинул Кипр, стремясь побыстрее замкнуть официальное кольцо кругосветки у берегов Греции. Последние мили до морских ворот Эллады — мыса Сунион (с его древним храмом Посейдона) оказались особенно трудными. Во время ночного шторма у о. Лерос «Лену» едва не выбросило на берег. Евгению Александровичу пришлось несколько часов жечь фальшфееры — помощь пришла когда до скал оставалось не более 30 метров.

И все же 17 февраля «Лена» ошвартовалась в афинской марине Алимос, где Гвоздеву предстояло провести целых два месяца. Со спортивной точки зрения кругосветное плавание было завершено, но бросить верную лодку на чужбине оказалось выше его сил. В начале апреля Евгений Александрович двинулся на север, к Черноморским проливам. Оставшаяся часть путешествия завершилась без особых приключений: пройдя на буксире Дарданеллы и Босфор (спасибо, помогли турецкие яхтсмены), «Лена» снова пересекла Черное море и 3 мая прибыла в Севастополь. Затем Гвоздева радушно встречал Новороссийск, но и там путешествие не закончилось: повторив уже знакомый путь через Азовское море, Дон и Волгу, «Лена» вышла в Каспий и 18 июля 1996-го вернулась в Махачкалу.


А по-настоящему более чем 4-летнее плавание было завершено уже на противоположном берегу Каспийского моря, в Актау, куда Евгений Александрович перегнал «Лену» всего через несколько дней. Лодка сдана под расписку, а значит море заперто на замок. Но… так ли это?

«Если у тебя нет яхты — сделай её!»

За свой подвиг 62-летний Гвоздев становится… нет, не всероссийской знаменитостью, а лишь почетным гражданином Махачкалы. Казалась бы, остается уйти на покой и писать мемуары, почивая хоть и на скудных, но все же лаврах. Но зов Моря оказывается сильнее.

Не проходит и трех лет, как Евгений Александрович снова отправляется в кругосветное путешествие. На этот раз на лодке, сделанной своими руками, на балконе обычной городской трехэтажки.


Технические характеристики яхты «Саид»
Длина наибольшая: 3,7 м
Ширина наибольшая: 1,46 м
Осадка: 0,85 м
Высода надводного борта на миделе: 0,55 м
Грузоподъемность: 700 кг.
Масса свинцового фальшкиля: 110 кг.
Полное водоизмещение: 1,1 тонны
Макс. площадь парусности: 5,9 м²
Автономность по запасам (на 1 чел.): 4 мес.

Крохотное суденышко (всего на 10 см. длинее легендарной Acrohc Australis Сержа Теста) получило имя «Саид» — в честь главы местной администрации, финансировавшей новое путешествие. 17 мая 1999 г. 3,7-метровая малютка вышла из Махачкалы в Астрахань, откуда ее доставили в Новороссийск на грузовике.

Почти на два месяца растянулось решение таможенных и прочих формальностей, но все-таки 2 июля Гвоздеву удалось в очередной раз распрощаться с Родиной и взять курс на Босфор. Надежда — исключительно на паруса, ибо слабенький мотор пришлось оставить еще в Астрахани. 

Из средств навигации — только секстан и набор карт до выхода в Атлантику. Авторулевого, радара, эхолота и спутникового навигатора, конечно же, тоже нет.

Несмотря на штормы, заставившие искать убежища сперва в турецкой Зонгулдаке, а затем в Чанаккале, в начале августа «Саид» преодолел Черноморские проливы. Зато дальше погода благоприятствовала отважному путешественнику: переход вокруг Пелопонесса при попутных ветрах занял всего 17 суток и после относительно спокойного плавания по западному Средиземноморью, с короткими, но приятными остановками в итальянских и испанских портах, он уже 5-го ноября зашел в Гибралтар. Здесь Евгений Александрович провел две недели, осматривая, ремонтируя и подкрашивая своего «Саида», а еще получил ценнейший подарок от английских коллег — компактный GPS-навигатор, о котором в своей первой кругосветке не мог и мечтать.

Затем последовали трехнедельный переход до Канарских островов, где Гвоздев встретил много старых знакомых, которые снова завалили его подарками, и — решительный бросок через Атлантику. Начало нового тысячелетия Евгений Александрович встретил посреди океана. До островов Зеленого мыса он шел на буксире попутной яхты (с украинским экипажем), а далее «Саиду» предстояло уже самостоятельное 60-суточное плавание к берегам Бразилии.

В п. Сальвадор, а затем в Рио-де-Жанейро Гвоздев провел около полутора месяцев, готовясь к плаванию к южной оконечности американского континента. Правда, он не собирался огибать мыс Горн, но и намерение пройти Магеллановым проливом представлялось заявкой на настоящий подвиг. По примеру Джошуа Слокама, капитан «Саида» решил было сделать это под парусами, но… мир снова оказался не без добрых людей. Уже в аргентинском Мар-дель-Плата местные жители были настолько поражены решимостью «руссо навиганто», что подарили ему 3-сильный навесной мотор.

Незаметно подошел новый 2001 год. 21 января Гвоздев вошел в коварный пролив между континентом и Огненной Землей, и лишь в конце февраля вышел из него в Тихий океан, затратив на преодоление этого сложного извилистого пути столько же времени, что и сам Фернан Магеллан — 38 дней! 

Порывистые, часто встречные ветры, снежные заряды и главное — постоянный холод, от которого ненадолго можно было избавиться лишь во сне (в спальном мешке, в обнимку с канистрой горячей воды). 

Кстати, на 30-сутки Евгений Александрович уже отчаялся было пробиться через пролив, но ветер, гнавший «Саида» обратно, в Атлантический океан, вдруг сменился на попутный.

Оставив за кормой Магелланов пролив, Гвоздев двинулся к северу вдоль побережья Чили. Это плавание, с многочисленными попутными остановками, заняло 4,5 месяца. Власти чилийских портов вели себя по-разному: российского путешественника принимали то за контрабандиста (устраивая на лодке повальные обыски), то за героя (с триумфальным чествованием и оказанием помощи в доковании и ремонте). Зато чилийская полиция везде оказалась единодушной: «Саид» представлялся им настолько хрупким и ненадежным, что ему не позволяли выйти в открытое море, настойчиво рекомендуя продолжать плавание в прибрежной зоне. Лишь в середине июля Гвоздеву удалось обмануть бдительность стражей порядка и вместо дальнейшего продвижения к северу уже вдоль побережья Перу снова решительно взять курс на запад, к острову Таити.

За время этого перехода, растянувшегося более чем на 120 дней, Евгению Александровичу пришлось испытать и настоящую «засуху» посреди океана, тратя на все нужды не более 1,5 литров пресной воды в сутки, и повышенное внимание акул, в погоне за рыбой то и дело трущихся спинами о днище его крошечной яхты. Как бы то ни было,13 ноября он благополучно прибыл в Папеэте, где и устроил себе четырехмесячные каникулы, пережидая сезон тропических ураганов. За это время Гвоздев посетил еще и соседние острова Французской Полинезии, а также обзавелся ручным опреснителем. Этот по-настоящему ценный подарок таитянских яхтсменов в дальнейшем не только надежно снабжал его питьевой водой, но и помогал поддерживать физическую форму, выступая в роли своеобразного тренажера.

Только в феврале 2002-го «Саид» продолжил свой путь в Австралию, которой и достиг спустя пять долгих месяцев, с единственной краткосрочной остановкой на островах Самоа. В отличие от первой кругосветки, нынешнему путешествию вокруг Страны Кенгуру Евгений Александрович отвел менее трех недель. Уже в конце июля он вышел из порта Дарвин и двинулся через Индийский океан через Кокосовые острова к сказочному (когда-то) Цейлону, жизнь на котором так увлекательно описал в XVII веке один из предков сэра Робина Нокс-Джонстона.

Увы, от первоначальных планов обойти мыс Доброй Надежды Гвоздеву пришлось отказаться — на Родину настойчиво торопили семейные обстоятельства, о которых в своих дневниках он предпочитал не распростаняться. Успешно преодолев полосу встречных ветров и счастливо избежав чересчур игривых китов, «Саид» 5 ноября прибыл в Коломбо. Отсюда Евгений Александрович осторожно двинулся к берегам Африки: памятуя свой печальный опыт общения с сомалийскими пиратами, на сей раз он проложил курс не напрямую, а обход, через северную часть Аравийского моря. На этом 50-суточном переходе Гвоздев встретил очередной новый год — 2003-й. Спустя две недели после этого знаменательного события путешественник прибыл в Джибути — изрядно похудевшим, зато целым и невредимым.

Задерживаться и здесь Гвоздев не стал, ведь впереди Красное море, через которое в предыдущем плавании ему пришлось буквально «прогрызаться», борясь со встречными ветрами в течении 90 суток. Впрочем, и теперь без неприятных сюрпризов не обошлось: буквально через пару дней после выхода из Джибути на «Саиде» выходит из строя руль и, несмотря на все усилия капитана, яхту выбрасывает на прибрежную отмель так, что при ближайшем отливе она оказывается почти в 100 метрах от уреза воды!

Долгие трое суток потребовались, чтобы стащить лодку обратно на глубину. К счастью, корпус при этом приключении не пострадал, так что переход к Суэцу на этот раз занял «всего» два с половиной месяца. Зато прохождение канала могло бы стать сюжетом для отдельной главы: где на буксире попутной яхты, где под взятым взаймы мотором, расплачиваясь с лоцманами скудными остатками спонсорских денег, а то и радиоприемником (в виде бакшиша), Гвоздев все же вышел в Средиземное море и 20 апреля достиг Кипра. Еще около месяца понадобилось, чтобы добраться до Родоса (помешал затяжной штиль и сверхбдительные греческие пограничники), зато 24 июня, пройдя меридиан Лемноса, Евгений Александрович официально замкнул свою вторую кругосветку.

Далее обошлось без особых приключений: на причале Атыкей-марины Стамбула Гвоздев случайно встретил известного яхтенного капитана Виктора Языкова, который помог отбуксировать «Саида» через Босфор и Черное море в Сочи. А 9 августа 2003-го Евгений Александрович собственноручно ошвартовал свое маленькое суденышко к родному причалу Махачкалинского порта.

«С истинным драматизмом в яхтинге сейчас проблемы…»

К своей третьей кругосветке «дедушка» (как ласково называли махачкалинцы своего почетного гражданина) начал готовиться практически сразу же после возвращения из второй. Нет, он не гонится за рекордами — просто хочет успеть еще раз выйти в плавание «вокруг шарика».

Лодку для нового путешествия Евгений Александрович снова собирается сделать своими руками. Появляется так называемый «Проект Три» — яхты, длиной не более 3 метров, которую можно соорудить прямо в комнате городской квартиры! Лавры Сержа Теста могли бы оказаться под угрозой, но дело идет крайне медленно: как обычно, не хватает денег, материалов и самого необходимого оборудования. 

И тут судьба дарит 73-летнему ветерану паруса очередной шанс: летом 2007-го один из почитателей дарит Гвоздеву свою яхту, на которой можно отправиться в путь уже в следующем году.

Новая лодка получает название «Гетан II». Это несколько модернизированный вариант пластиковой серийной яхты типа «Рикошет 555», которая своими размерами напоминает «Лену». На ней усовершенствован кокпит и вместо стандартного шверта установлен фальшкиль. Увы, вынужденно приходится укоротить мачту (до 6 м), поскольку в ней обнаружились микротрещины. Чтобы не терять времени, Евгений Александрович решается стартовать с этим «обрубком» и старым комлектом парусов, рассчитывая заменить мачту уже в Гибралтаре. Там же он собирался определиться и с дальнейшим маршрутом: держаться ли поближе к экватору или спуститься в «ревущие сороковые».

Технические характеристики яхты «Гетан II»
Длина наибольшая: 5,5 м
Длина по КВЛ: 4,6 м
Ширина: 2,45 м
Осадка (с учетом фальшкиля): 1,1 м
Вес балласта: 200 кг.
Водоизмещение: 560 кг
Площадь парусности: 18,6 м


Выход из Новороссийска назначен на 12 сентября — именно в этот день много лет назад отправился в свое первое плавание его первый «Гетан». Однако из-за слишком бурной погоды старт приходится перенести на неделю и только 19 сентября 2008 Гвоздев начинает свою третью кругосветку. Тогда мало кто обратил внимание, что обе стартовые даты роковым образом приходились на пятницу…

Плавание по осеннему Черному морю оказывается нелегким: ударом волны разбивает перо руля и для ремонта приходится зайти в турецкий Эрегли. Зато дальше все как будто налаживается: 20 октября «Гетан II» уже на подходе к Афинам, 7 ноября — в Ионическом море, а к 16-му ноября, пройдя Мессинский пролив под парусом (мотор вышел из строя), Евгений Александрович достигает Неаполя.

Очевидно, следующими пунктами захода на пути к Гибралтару должны были стать Сардиния или Корсика, но добраться до этих островов «Гетану II» было уже не суждено. Редкие сеансы связи с друзьями в далеком Дагестане сохранили для нас трагическую хронику последних дней его плавания.

С утра 29 ноября яхта попадает в жестокий шторм, причем волны достигают 6-метровой высоты. Под их ударами «Гетан II» ложится на борт и переворачивается. 

Большая часть запасов, включая пресную воду и топливо, смыта за борт. Мачта вырвана вместе со степсом и сломана. 

Евгению Александровичу все же удается поставить лодку на ровный киль. К вечеру ветер несколько стихает, а волны уменьшаются «всего лишь» до 2–3 метров.
30 ноября. Гвоздев обыденно сообщает, что у него «все в порядке»: стал на якорь неподалеку от берега, воду из лодки вычерпал, дыры от степса заделал. Правда, все еще сильное волнение не позволяет установить временную мачту, но ничего — по прогнозу уже завтра ожидается штиль, а затем еще несколько дней хорошей погоды. Евгений Александрович приводит и координаты своей якорной стоянки: 41° 38',18 N 12° 24' 56E. Они оказались последними…

1 декабря в назначенное время Гвоздев на связь не вышел. Вначале этому не придали особого значения, подумав, что он слишком занят ремонтом. Когда же молчание затянулось, родственники и друзья начали самостоятельные поиски хоть каких-то следов Евгения Александровича. Первая ниточка показалась 2 декабря, когда лейтенант итальянских карабинеров сообщил о «Гетане II», обнаруженном на одном из фешенебельных пляжей Остии. 5 декабря появилась заметка в Il Messagero, в которой находку поврежденной яхты пытались связать с телом неизвестного седобородого мужчины. Оставалось надеяться, что газетчики напутали: ведь лодка на опубликованном фото не слишком похожа на «Гетан II», да и мачта у нее цела.

Надежда еще теплилась до 10 декабря 2008 года, когда стало окончательно ясно, что Евгений Александрович Гвоздев уже не сможет завершить свое третье кругосветное плавание…

Он не отставил после себя книг, только дневниковые записи и письма. Он не гнался за рекордами, не стремился к славе и искренне считал, что на нормальной яхте любой настоящий мужик пройдет кругосветку без проблем, стоит только захотеть и хорошо подготовиться. А еще был глубоко убежден что: «Земля остается яркой и загадочной, и о ней нужно рассказывать». Но чтобы рассказывать, необходимо много видеть и знать, а для этого — почаще отправляться в путешествия. Поэтому лучшей наградой для Евгения Александровича Гвоздева была и остается светлая память о его дальних плаваниях.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.

Читайте также