«Если миру не по душе мое желание, придётся изменить мир»
Парусный спорт

«Если миру не по душе мое желание, придётся изменить мир»

От барменши до капитана первой в истории женской команды кругосветной регаты. Тернистый путь Трэйси Эдвардс
Поделиться в соцсетях

Когда-то одна мысль о том, что женщины могут принять участие в кругосветной регате без помощи мужчин, казалась миру нелепой. Сейчас всё изменилось, и начались эти изменения, пожалуй, с Maiden — первой яхты с полностью женским экипажем, принявшей участие в кругосветке  Whitbread Round the World. Майкл Шульман (Michael Schulman) из газеты The New Yorker побеседовал с легендарной Трэйси Эдвардс (Tracy Edwards), шкипером и идейным вдохновителем Maiden.

На вопрос о том, как она влюбилась в парусный спорт, Трэйси Эдвардс только пожимает плечами — «так получилось». Любой, кто знает Трэйси лично, подтвердит, что как-то так всё в её жизни и складывалось: уроженку английской деревеньки Пэнгборн Эдвардс выгнали из школы в 16-летнем возрасте, после чего она закинула на плечи рюкзак и отправилась бродяжничать по странам Европы. В конце концов она оказалась в Греции, где и услышала судьбоносный вопрос от одного из посетителей бара, в котором работала: «Не хотите поработать на моей яхте?»

Трэйси вышла из-за барной стойки и оказалась на борту чартерной лодки, которая сделала остановку у острова Мартас-Винъярд (штат Массачусетс, США). Здесь она познакомилась с королём Иордании Хусейном ибн Талалом, который поделился с ней мудростью: 

«С верой, честью и отвагой возможно всё». 

Эти слова Эдвардс записала на бумажке, которую позже наклеила на свой штурманский стол. Эта бумажка прошла с ней вокруг света. Повлиял ли королевский девиз на её дальнейшую судьбу? Вполне возможно.

Сейчас мир знает Трэйси Эдвардс не как бунтарку и мастеровитого бартендера, а как легенду парусного спорта. Вскоре после той самой встречи с Хусейном ибн Талалом она вошла в состав команды Atlantic Privateer, с которой приняла участие в кругосветной регате The Ocean Race (в прошлом — Whitbread Round the World Race). В регате участвовало 130 спортсменов, но среди них было всего четыре женщины. Да и сама Трэйси оказалась здесь лишь в качестве кока.

«Меня всё это очень возмутило. После окончания регаты я пришла к мысли, что хочу сама ходить на яхтах. Мне это просто нравилось. А если уж миру не по душе моё желание, значит мир мне придётся изменить», – рассказывает 57-летняя Эдвардс, щеголяющая короткой причёской в стиле актрисы Джуди Денч.

Так и случилось. Следующие три года англичанка посвятила созданию первой в истории полностью женской команды гонки Whitbread. Собрать деньги было особенно тяжело, и пришлось рефинансировать собственный дом. В результате была куплена 17-метровая алюминиевая яхта Prestige, которую Эдвардс решила переименовать в Maiden – название, которое можно перевести и как «девушка», и как «дебютант».

Но первопроходцам всё ещё требовались спонсоры. Тут-то Трейси и вспомнился Хусейн ибн Талал, который оказался только рад предложить ей поддержку своей авиакомпании Royal Jordanian Airlines.

Путь к исторической регате оказался тернист и нелегок, и мало кто ожидал, что «слабый пол» вообще дойдёт до финиша.

2 сентября 1989 года Maiden с Эдвардс в роли капитана и штурмана отплыла из Саутгемптона (Англия). Спустя девять месяцев и 33 тыс. морских миль она вернулась в качестве победителя двух (из шести) этапов регаты, включая самый опасный — из Уругвая в Австралию — по ледяным водам Антарктического океана.

Когда экипаж пришвартовался в австралийском Фримантле, это был момент, когда, по словам Эдвардс, «отвисли миллионы челюстей по всему миру».

Вернёмся к настоящему времени. Перед нами — Эдвардс вместе с девятью другими мореплавательницами; место действия — нью-йоркский Центральный парк, а точнее, знаменитый ресторан Loeb Boathouse. Десять женщин, шесть национальностей. Программа насыщенная: после пары бокалов джин-тоника мы отправляемся в кинотеатр Landmark Cinema, где готовится премьера Maiden — документального фильма режиссёра Алекса Холмса (Alex Holmes). А на следующей день нас ждёт поездка на Лонг-Айленд, где работает Дон Райли (Dawn Riley) — единственная американка с Maiden. Там, в порте Ойстер-Бэй, у неё есть свой тренировочный флот.

«Плаванье и барбекю в окружении друзей — что может быть лучше?» — радуется ирландка Анжела Хис (Angela Heath), в прошлом — шкотовый матрос Maiden.

В такие моменты хочется вспоминать прошлое — а этой компании уж точно найдётся, что вспомнить. Повеселевшие пионеры моря начинают вспоминать, что побудило их откликнуться на зов Эдвардс. Англичанка Сара Дэвис (Sarah Davies) тогда была в армии, и не ответить на рекламу в издании Yachts & Yachting просто не могла.

«Было написано предельно просто: "Нужны: Моряки-женщины". Ну, это я и была!»

Рулевая Микаела фон Коскулл (Mikaela von Koskull) из Финляндии тогда была радиоспециалистом товарного судна. Она тоже не могла проигнорировать такой шанс. 

«Я подумала: чёрт возьми, я попаду на Whitbread!»

На смену приятным воспоминаниям приходят грустные: женщины прекрасно помнят сексизм того времени. Например, газета Guardian нарекла их «портовым бабьём», что, конечно, было обидно.

«Когда мы прибыли в Новую Зеландию, репортёр добавил: "Это не просто портовое бабьё, а очень умное и быстрое портовое бабьё". Нам было приятно – до тех пор, пока наше внимание не обратили на то, что слово "бабьё" никуда не делось», – вспоминает Эдвардс.

Опустошив бокалы, женщины прогулялись до пруда Консерватори-Уотер, где детишки любят запускать радиоуправляемые модели парусных яхт. Они и сами не прочь попробовать: вооружившись парочкой мини-яхт и пультами, мореплавательницы быстро собрали собственную регату. Стали раздаваться крики восторга и ужаса: «Я застряла, — вопит Дэвис. — Это катастрофа!»

Рядом философствует изнывающая от жары Эдвардс: «Когда нужен ветер, его никогда нет. Непреложная истина парусного спорта».

Хис замечает, что точно так же было в экваториальной зоне штилей. «Тогда мы просто разделись. Здесь так нельзя», — говорит её коллега.

На этом моменте становится понятно, что импровизированная регата завершится преждевременно — как когда-то и предсказывали недоброжелатели. «Так, пора закругляться. Я принимаю административное решение: теперь я опять капитан», — выдаёт Эдвардс. Все отправляются по направлению к своему отелю — приказ есть приказ.

В 2014 году Эдвардс запустила краудфандинговую кампанию по покупке Maiden, которую последний владелец оставил ржаветь на берегу Сейшелов. В результате принцесса Хайя бинт аль-Хусейн, дочь короля Хусейна, оплатила транспортировку лодки в Англию, а также её восстановление. Сейчас воскресшее судно принимает участие в кругосветном благотворительном турне. На борту, конечно, только женщины. Эдвардс с нетерпением ждёт воссоединения: «Сейчас она где-то между Новой Зеландией и Гавайями. В Нью-Йорк она прибудет в июле следующего года».

Перевёл Денис Кошелев.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.

Читайте также