Почему французы доминируют в офшорных регатах
Парусный спорт

Почему французы доминируют в офшорных регатах

Две главные причины, по которым французы становятся отличными моряками дальнего плавания

В офшорных парусных гонках, когда яхты могут не видеть земли много дней, шкиперы из Франции выступают несравнимо лучше, чем яхтсмены из других стран. В этом году Volvo Ocean Race выиграла китайская команда Dongfeng Race Team под руководством француза Шарля Кодрелье (Charles Caudrelier). В безостановочной кругосветке одиночек Golden Globe Race лидирует 73-летний француз Жан-Люк ван ден Хееде (Jean-Luc van den Heede). Очень многие победители трансатлантических Transat (бывшей OSTAR) и Route du Rhum — французы. Много их и среди победителей нон-стоп кругосветки одиночек Vendée Globe. В чем же секрет такого успеха?

Перед стартом нынешней гонки Route du Rhum между Сен-Мало (Бретань, Франция) и Гваделупой (юг Карибского моря) во время общения с прессой три известных французских шкипера Лоик Пейрон (Loïck Peyron), Франсуа Габар (François Gabart) и Себастьян Жоссе (Sébastien Josse) не сговариваясь признались журналисту Forbes Тому Мюллену (Tom Mullen): огромное вдохновение современные французские офшорные яхтсмены черпают в истории Эрика Табарли (Éric Tabarly).

Лоик Пейрон — победитель прошлой Route du Rhum в 2014 году, в этом году снова участвует в регате, но на более медленной лодке по имени Happy. Без помощи спонсоров он продвигает благотворительный фонд Action Enfance, который помогает французским детям, оставшимся без попечения родителей. Стоя на борту своего тримарана, он заявил:

«В течение 30 лет большинство кругосветных гонок одиночек и трансатлантических регат выигрывают французы. Некоторые мелочи меняют все. Как в случае с черно-белыми репортажами госканалов, которые транслировали, как Табарли пожимает руку генералу де Голлю под прицелом телекамер в 1964-м. Возможно, все началось тогда. Вскоре последовало вдохновение, внимание сначала медиа, а затем и спонсоров, и яхтсменов».

35-летний Франсуа Габар, победитель кругосветной безостановочной регаты одиночек Vendée Globe в 2012–2013 году, также упомянул Табарли во время пресс-конференции на борту своего 30-метрового тримарана Macif.

«Сложно объяснить, почему оффшор гонки одиночек так популярны во Франции. Тысячи людей приедут посмотреть на старт Route du Rhum. Миллионы будут следить за гонкой. Я думаю, одна из причин — это Эрик Табарли, один из наших величайших яхтсменов, который выиграл знаменитую английскую трансатлантическую регату Transat (OSTAR) в 60-х. Он был очень популярным, близок французам, которые интересовались этим типом авантюрных одиночных плаваний. Это часть нашей культуры».

Стоя на борту своего тримарана Maxi Edmond De Rothschild Gitana, шкипер Себастьян Жоссе согласился с этой мыслью.

«Люди мечтают ходить под парусами, потому что у нас есть пример истории Эрика Табарли».

История Эрика Табарли — это история скромного, но творческого человека, следующего за своими мечтами. Он помог раздвинуть границы возможного в офшорных гонках одиночек.

Табарли выиграл трансатлантическую гонку одиночек Observer Single-Handed Trans-Atlantic Race (OSTAR) между Плимутом (Англия) и Ньюпортом (США) в 1964 году. Он финишировал на два дня раньше, чем его ближайший преследователь, сэр Френсис Чичестер (Francis Chichester), и на 13 дней раньше, чем предыдущий победитель этой гонки, который преодолел маршрут за 40 дней. До этого о Табарли знали немногие. Но после победы он стал кавалером ордена Почетного легиона, который ему вручил лично французский президент Шарль де Голль

Когда после награждения президент пригласил Табарли на обед в своей резиденции в Елисейском дворце, тот с сожалением ответил, что ему очень нужно успеть почистить корпус яхты, пока не начался прилив. Такая скромность только усилила симпатию, которую питали к нему французы.

Морской офицер, пилот и штурман, Табарли мало говорил, но много делал. Он выиграл множество соревнований, включая гонку между Сиднеем (Австралия) и Хобартом (Тасмания) в 1967 году, Фалмутом (Южная Англия) и Гибралтаром в 1971 году и Лос Анджелесом (США) и Таити (Французская Полинезия) в 1972 году. Он вновь выиграл OSTAR в 1976 году. В 1980 он поставил рекорд для яхт на подводных крыльях, когда пересек Атлантику всего за 10 дней. Также он выпустил книги о яхтинге и яхтах, и через них вдохновил многих других, вселив в них уверенность в собственном принципе: «мужчинам нужна страсть, чтобы действительно существовать». Он был тихим мечтателем, который построил тримаран (Pen Duick IV) в 1960-х, чтобы достигнуть максимальных гоночных скоростей. Спокойный, скромный и умелый, он обострил чувство национальной гордостт, обуздывая дикую и могучую океанскую стихию.

Его отвага, скромность, писательская деятельность, медийная привлекательность, вежливые манеры и даже сама его внешность пленили и вдохновили поколения французских моряков. К несчастью, во время ночного перехода из Уэльса в 1998 году Табарли столкнул за борт гик, и он утонул. Поминальная служба по нему прошла в море. Во время нее все корабли собрались вместе. Исключением не стал и военный фрегат, на котором официально прибыл президент Жак Ширак (Jacques Chirac).

Табарли вдохновляет и тех моряков, которые не участвуют в гонках. Один из примеров — его дочь Мари, которая вместе с командой из дюжины человек исследует океаны на борту Pen Duick VI, той самой лодки, НА КОТОРОЙ ЕЕ ОТЕЦ ВО ВТОРОЙ РАЗ ВЫИГРАЛ OSTAR.

Во время плаваний она снимает документальные фильмы, объединяя искусство и науку. Она знает, что будущее непредсказуемо, но стремится сделать так, чтобы оно было лучше, чем настоящее.

«Я не понимаю, почему мы, как цивилизация, немного топчемся на месте. Тем не менее, я абсолютно уверена, что мы можем измениться. Я очень оптимистична».

Кроме вдохновения в виде Табарли, есть еще и другие факторы, которые продолжают помогать французским морякам (особенно из Бретани) доминировать в офшорных гонках. О них рассказывает Джон Ньювенхаус (John Niewenhous), один из двух американских участников нынешней Route du Rhum, сидя внутри своей лодки Loose Fish в Сен-Мало. Так же, как и Табарли, Ньювенхаус был профессиональным пилотом, чаще всего он выполнял коммерческие рейсы на Boeing 767. После одиночной гонки Bermuda One-Two из штата Род-Айленд (США) в Сент-Джордж (Бермудские острова), он решил принять участие в Route du Rhum.

«Это самое замечательное — быть одному на лодке и идти к финишу. Самое классное, что я когда-либо делал. Очень жаль, что в Route du Rhum участвует так мало американцев. Но в США не тренируются так, как это организовано здесь, во Франции. Здесь дети, если они живут на побережье, учатся ходить под парусом прямо на уроках в обычной школе. Кроме того, есть другие программы, которые помогают им отточить навыки и подготовиться к участию в офшорных гонках. Поэтому среди французов так много профессиональных моряков».

Он также отмечает что, если сравнивать с США, море во Франции более бурное и жесткое.


«Ла-Манш ужасен: сильные течения и волны. Когда дует ветер, действительно штормит. Большую часть времени в Новой Англии такого не увидишь. Приливы  13 метров. Течение 5–6 узлов. Это неслыханно для США»

Вдохновение, адаптированность к сложным условиям и сами эти условия выдвинули французов на передовую современных офшорных парусных гонок. В этом году на старт Route Du Rhum вышли 123 судна. Среди шести тримаранов в классе Ultime три могут подниматься над водой достаточно, чтобы практически лететь. Будучи одновременно моряком и пилотом, Эрик Табарли понимал привлекательность перемещения в обоих измерениях. В этих судах, штурмующих Атлантические воды на пути к Карибам, продолжает жить наследие дерзких экспериментов, которые проводил с тримаранами Табарли.

Перевела Анастасия Носова для itBoat.com.

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter, либо нажмите здесь.

Читайте также