Четыре жизни яхты Malahne
Lifestyle

Четыре жизни яхты Malahne

В рамках рубрики, посвященной легендарным яхтам, рассказываем о Malahne — лодке, которая побывала военным катером и площадкой для съемок кино, была забыта и вновь воскресла в былой славе
Поделиться в соцсетях

Моторной яхте Malahne в этом году исполняется 82 года. Даже по человеческим меркам эта лодка, хоть и еще очень бодрая и энергичная, но все же — бабушка. И как у любой бабушки, у Malahne есть в запасе истории, которыми она может поделиться с тем, кто захочет слушать. А главной героиней в них будет, конечно же, она сама.

Жизнь первая. Дитя Великой депрессии

Поразительно, но несмотря на Великую депрессию, разразившуюся после обвала Нью-Йоркской фондовой биржи осенью 1929 года, британская верфь Camper & Nicholsons пережила следующее десятилетие благополучно. Верфь успешно спустила на воду сразу десять новых крупных моторных яхт, самой большой из которых  в 1936 году стала 80,3-метровая Philante. Впоследствии — после рефита и переименования в Norge — в 1948 году она была продана королевской семье Норвегии, которая и пользуется ей до сих пор.

50-метровая «младшая сестра» Philante-Norge, получившая имя Malahne, была впервые спущена на воду на верфи в Госпорте на следующий год после нее, в 1937 году. Дизайн лодки придумал Чарльз Эрнест Николсон (Charles E. Nicholson), а первым владельцем стал Уильям Лоуренс Стивенсон (W. L. Stephenson) — сооснователь розничной сети Woolworth в Великобритании.

Стивенсон был увлеченным яхтсменом. Впервые «гоночную лихорадку» он подхватил в 1930 году после того, как купил и переделал в J-класс лодку от William Fife под названием White Heather II. В 1932 и 1934 годах Стивенсон финансово поддерживал британскую команду на Кубке «Америки». А 1933 году сам он заказал у Чарльза Николсона для участия соревнованиях в Кубке «Америки» еще одну яхту J-класса. White Heather II отдали на металлолом и использовали для отливки киля новой лодки, получившей имя Velsheda. Уже на второй сезон яхта стала победительницей более чем в 40 гонках.

Velsheda и Malahne стали не просто собственностью Стивенсона. Они обе были названы в честь его дочерей. Первые несколько букв имен Велма, Шейла и Дафна образовали название Velsheda, а последние буквы — Malahne.

До начала Второй мировой Стивенсон часто ходил на Malahne через Атлантику, в Нью-Йорк. В 1937–1938 годах она то и дело сновала через океан. Когда же война началась, лодку передали на военные нужды. 

В роли патрульного крейсера в Ла-Манше Malahne участвовала в эвакуации войск из французского Дюнкерка в 1940 году. 

Позже лодка стала мишенью для торпед во время учений в Шотландии.

Жизнь вторая. Голливудская

После окончания войны она вновь вернулась к частным владельцам. Самым известным из них стал кинопродюсер Сэм Шпигель (Sam Spiegel), к которому Malahne попала в 60-е. В течение 23 лет, что лодка принадлежала Шпигелю, тот неизменно наслаждался обладанием Malahne, развлекаясь на борту с голливудскими звездами вроде Элизабет Тейлор, Грейс Келли, Фрэнка Синатры, Кирка Дугласа и Джека Николсона. Шпигель и Malahne так прочно обосновались на Лазурном берегу, что 9 июля 1965 года яхта даже попала на обложку журнала Life и стала своеобразным «лицом» яхтинга во Французской Ривьере.

Кроме того, Шпигель нередко использовал свою лодку в качестве плавучей базы во время натурных съемок. 

Malahne послужила штаб-квартирой для съемочной группы «Лоуренса Аравийского» (1962) в Иордании, а для фильма «Последний круиз на яхте „Шейла“» (1973) сама стала декорацией. 

Современные зрители могут, кстати, также вспомнить яхту новоиспеченной четы Грей во время медового месяца на Лазурном берегу в прошлогодней экранизации романа Э. Л. Джеймс «50 оттенков свободы».

Жизнь третья. На жизнь не похожая

В начале 80-х Malahne снова меняла владельцев и имена. В 1983 году ее купил и переименовал в Adel XII саудовский шейх Адель аль-Моджил (Adel Al Mojil). В Италии на Cantieri Navali Campanella был проведен глобальный рефит. Новый владелец захотел изменить основные конструкции лодки, в результате чего ее удлинили до 53,9 метров.

В последующие годы Malahne появлялась то тут, то там по обе стороны от Атлантики, а затем оказалась на брокеражном рынке. Еще несколько лет, до начала 2000-х, она оставалась невостребованной. 

В 2012 году ее вновь выставили на продажу всего за € 550 тысяч.

Глава Edmiston & Company брокер Николас Эдмистон (Nicholas Edmiston) был среди тех, кто следил за Malahne. У него — человека, участвовавшего в реставрации классических яхт Nahlin и Bluebird, — было в том числе и личное желание увидеть восстановленной и Malahne. С 2009 года Эдмистон стал оберегать лодку.

Поиски нового владельца увенчались успехом в 2013 году. Им стал владелец еще одной «сестры» Malahne — маленькой, элегантной и реконструированной — 39-метровой Fair Lady. По словам брокера, ему «повезло заинтересовать человека, который понимал и одобрял его видение Malahne, и доверил Edmiston собрать команду, которая могла бы вернуть лодке былую красоту».

Жизнь четвертая. Возвращенная

Эдмистон познакомил клиента с Pendennis, специалистами по эпохе, к которой относится Malahne, компанией G. L. Watson & Co и экспертами по ар-деко из Oliver Laws. Так для работы над лодкой собралась, возможно, лучшая команда британских специалистов.

В сентябре 2012 года Malahne привезли из Испании на верфь Pendennis в британском Фалмуте. На тот момент это была яхта, рассчитанная на 15 гостей и 18 членов экипажа. В течение почти шести месяцев специалисты изучали лодку и вычленяли все элементы, сохранившиеся от ее первозданного облика. Все, что относилось к последствиям рефита, отметали. 

При этом вместе с морскими архитекторами Pendennis специалисты из G. L. Watson смогли добиться, чтобы, сохраняя дух 30-х годов, Malahne соответствовала действующим стандартам MCA LY3 («большая яхта» по классификации Агентства морской береговой охраны) и без помех могла быть занесена в регистр Ллойда — крупнейшее классификационное общество в мире.

Предыдущий рефит отрезал у когда-то большого двухуровневого машинного отделения значительную часть пространства, которую заняли дополнительные гостевые каюты, а из просторной персональной столовой владельца на нижней палубе сделали каюты для экипажа. В новой же столовой на главной палубе при оригинальной планировке размещались трубы, по которым из двигателя отводили выхлопные газы. В целом изменения, касающиеся зон камбуза и кают экипажа, нанесли наибольший урон оригинальной планировке яхты.

В 30-е годы все еще существовала принципиальная разница между каютами для офицеров и рядовых членов экипажа. Даже на палубу они попадали через разные входы. В процессе реконструкции специалисты GL Watson & Co полностью переделали эту зону на корабле. Теперь в семи каютах живет 11 человек, причем не только у капитана, но и у двух старших офицеров свои одноместные персональные каюты. Гостям и владельцу отвели шесть кают, две из которых — одноместные.

Для современной техники — вроде системы кондиционирования, холодильного компрессора, системы пожаротушения, электрораспределительной системы, прачечной и опреснителей — использовали все доступные ниши в узкой передней части судна.

Еще одной непростой задачей стала работа над стабильностью Malahne. На оригинальной лодке остойчивость достигалась за счет веса и осадки. Использование новых материалов сделало судно легче, но в то же время на борту появилось много систем безопасности, которых не существовало в 1937 году. Потрудиться пришлось и над соединениями обновленных участков корпуса со старыми: современная сталь содержит меньше углерода и фактически является другим материалом.

Представители G. L. Watson обеспечили, чтобы алюминиевая надстройка Malahne была перестроена по оригинальным чертежам 30-х годов. А специалист по декору из Oliver Laws Гай Оливер (Guy Oliver) получил от владельца следующее ТЗ: «сделать так, чтобы Malahne выглядела, будто с момента постройки владельцы никогда не отказывались от нее».

Дизайнер, который ранее придумал интерьеры для парадных залов в резиденции британских премьер-министров на Даунинг-Стрит, разработал специально для Malahne такую мебель, которая соответствовала нужному периоду, и нашел подлинные антикварные вещи 30-х годов.

Для рулевой рубки нашли оригинальную приборную доску, которая сохранилась на одной яхте Camper & Nicholsons 1934 года постройки.

«Родной» нактоуз Malahne был утрачен во время рефта в 1983 году и обретение такой аутентичной замены стало настоящим подарком для команды реставраторов.

Большая часть отделки на борту выполнена вручную, чтобы избежать эффекта пластика. Мастера Pendennis обработали деревянные панели и другие детали, чтобы они соответствовали духу 30-х. Освещение и даже якоря на лодке тоже подобраны с большим вниманием к деталям.

Прибывать на такое стильное судно, как Malahne, нужно тоже стильно, поэтому теперь к яхте «прилагается» роскошный 7,6-метровый тендер от Cockwells, выполненный по индивидуальному проекту. Лодка отделана красным деревом и стилизована под 30-е годы, чтобы максимально соответствовать «материнской» яхте. Впрочем, «винтажный» не означает «медленный» — двигатель мощностью 258 лошадиных сил разгоняет тендер до 35 узлов (сама Malahne ходит с круизной скоростью 12,5 узлов). За один раз доставить на берег или вернуть на борт можно восемь пассажиров.

Кроме этого, в распоряжении гостей Malahne — 6,5-метровый Williams Jet, два парусника Laser, каяки, виндсеррф, вейкборд, водные лыжи и прочие водные игрушки. Чтобы снимать все, что происходит на борту, на Malahne есть «штатная» камера GoPro.

После 30 месяцев работы 14 марта 2015 года 50-метровую Malahne вновь спустили на воду. Благодаря этому проекту в 2016 году Pendennis во Флоренции выиграла премию World Superyacht Awards в номинации «Лучшая перестройка».

Теперь Malahne можно через Edmiston взять в чартер на Средиземном море (летом) или на Карибах (зимой). На борту могут отдыхать десять гостей. Неделя такого отдыха обойдется в €145–165 тысяч летом и $145–165 тысяч — зимой.

По материалам Superyacht TimesMegayacht NewsGQ и Boat International.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.