«Лодка – это лодка, а не дворец на воде!»
Люди

«Лодка – это лодка, а не дворец на воде!»

Философия верфи Southern Wind от Хуана Игнасио Энтреканалеса, одного из ее новых владельцев
Поделиться в соцсетях

Незадолго до смерти 79-летний основатель верфи Southern Wind Вилли Персико (Willy Persico) передал бразды правления новой исполнительной группе, состоящей из трёх владельцев. Одним из инвесторов стал испанец Хуан Игнасио Энтреканалес (Juan Ignacio Entrecanales) – вице-президент Acciona Group и владелец яхты Farr/Nauta SW105 Kiboko – уже третьей лодки от Southern Wind в его коллекции. С предпринимателем поговорило издание SuperYacht Times.

Когда вы впервые познакомились с Southern Wind?

Моя любовь к мореплаванию перешла ко мне от отца – как и многие в его время, он всего добился сам. Его философия гласила, что плаванию нужно учиться на маленьких судах. У отца было четверо детей, и все мы в июле или августе хотели покорять моря. В конце концов я решился на покупку своей лодки. Я помню Reichel/Pugh SW78, которую мы использовали с папой на юге Франции. У моего друга была SW72 с дизайном от Bruce Farr.

Я думал о разных компаниях, но только Southern Wind предлагала идеальную комбинацию скорости и комфорта. Папа начинал с восьмиметровой лодки и был ошарашен, когда я поведал о своём решении обзавестись 21-метровым судном. За ним последовала 28-метровая и 32-метровая яхты. По иронии, все три зовутся Kiboko, что на языке суахили означает «бегемот». Ребята из Southern Wind только качали головами: им не казалось, что это подходящее название для гоночной яхты. Однако они согласились переменить своё мнение после того, как я указал, что в Африке гиппопотам считается не только наиболее опасным зверем, но ещё и очень быстрым!

Как Вы обычно используете ваши лодки?

Я устраиваю гонки несколько раз в год: в моём активе Superyacht Cup, Voiles de Saint-Tropez, регата Loro Piana в Сардинии и Giraglia. Мне советовали попробовать свои силы в сицилийской регате, но я не люблю гонки, которые длятся больше суток. Меня тревожит возможность попасть в плохую погоду. 

перед регатой я всегда приказываю команде «беречь судно и себя», причём именно в таком порядке!

По выходным мы с семьёй отправляемся в плавание по Коста-Брава, где находится наш дом. В августе мы любим наслаждаться видами средиземноморского побережья. Всегда здорово забыть о каждодневной рутине – особенно на моторной яхте. Молодые нынче так не умеют: они сидят дома, уткнувшись в смартфоны и ноутбуки. Мореплавание – отличный способ насладиться жизнью с семьёй и просто приятно поужинать.

Вы не думали переместиться из Кейптауна на средиземноморское побережье?

Пока нет. Это долгий путь, а я ещё не на пенсии – как иначе найти деньги на мои лодки? Я подумывал отправиться аж до острова Святой Елены на 32-метровой – там есть авиасообщение с Намибией. Увы, подобные предприятия не очень удобны, да и к августу, когда у меня отпуск, лодка ещё не была готова. Но – да, хотелось бы отправиться в более длительное путешествие. Я ещё не пересекал Атлантический океан сам по себе, без отца, который весь мир повидал. Также надеюсь навестить порты Мэна, Новой Англии и Нантакета в США. Западное побережье Америки слишком далеко, а северное побережье Европы – слишком холодное.

Как подвернулась возможность инвестировать в верфь?

Вилли часто поднимал эту тему, когда вставал вопрос о будущем компании. Исторически моя семья занимается строительством и возобновляемой энергией – я ничего о судостроении не ведал. Зато знал, что это рисковый бизнес с частыми перепадами – и один в него соваться я не хотел. Когда другие держатели акций проявили интерес, Андреа Микели (Andrea Micheli) – коммерческий директор Southern Wind – собрал всех вместе и предложил действовать. На нас приходится 75% акций – остальные 25% в руках менеджмента. Я очень горд быть частью бренда.

Какую роль играет тот факт, что ваши  соинвесторы также частично владеют верфью?

Это немаловажно. Мы обожаем мореплавание, и нас волнует будущее компании в долгосрочной перспективе. Я – испанец, а мои соинвесторы из севера Европы и Италии, но мы поддерживаем итальянский подход в Southern Wind. Также все мы берём что-то из того, что хорошо знаем: я не отвечаю за функционирование верфи изо дня в день – для этого у нас есть специальная команда. Меня больше волнует, как бы нам продать больше яхт. Создание лодок – высокотехнологичный процесс, но более пристальное внимание я уделяю отдельным техникам. Моя задача – понять, как мы справляемся по сравнению с конкурентами, а также вопросы, касающиеся тендерного процесса. Это то, что я и так делаю в своей компании.

Что ждёт Southern Wind в следующие пять лет?

Я наблюдал за тем, как верфь росла и становилась всё больше. Менялся дизайн, технология углекомпозитного материала совершенствовалась. Бренд стал более узнаваем, а рынок признаёт то, что мы производим суда одного уровня – или даже лучше – чем наши конкуренты. Но важно не спешить: резкий успех способен потопить компанию. Мы не должны строить суда в спешке или себе в убыток. Да, чем больше проданных яхт, тем лучше; нам нужен чистый оборотный капитал для того, чтобы вложить его обратно. Тем не менее важно держаться наших стандартов и успевать в срок. Нельзя забывать и об обязательствах перед сотрудниками – в Кейптауне у нас трудится 300 человек, каждый из которых полагается на Southern Wind.

Кого из учителей Вы уважаете больше всего?

Вилли вдохновил меня как в мире бизнеса, так и в мореплавании. Помню, как он зашёл в мой мадридский офис, чтобы обсудить 32-метровую яхту. То как он убедил меня её купить – это была работа настоящего мастера!

У нас было много общего – как и я, он верил, что лодка – это лодка, а не дворец на воде.

Кстати, что мне особо нравится в Southern Wind – это то, что компания строит суда для открытого моря, сохраняющие красоту и все современные навороты, но при этом лишенные показной вычурности.

Другим важным человеком в моей жизни был мой дедушка, который основал семейный бизнес и всегда шёл в ногу со временем. У меня есть письмо, которое он написал в 1941 году: в нём он убеждал сотрудников предлагать собственные идеи. Если они оказывались хорошими, можно было надеяться на финансовое вознаграждение. Настоящий титан возрождения, который много читал и думал. Его прогрессивный подход к предпринимательству передался мне.

Перевёл Денис Кошелев для itBoat.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.