Шесть с половиной метров счастья Ирины Грачевой
Парусный спорт

Шесть с половиной метров счастья Ирины Грачевой

Интервью с первой российской участницей одиночной океанской гонки на маленьких 6,5-метровых парусниках
Поделиться в соцсетях

Счастье, как известно, для всех разное. Для Ирины Грачевой оно состоит в том, чтобы дойти до вершин мастерства на выбранном пути, постоянно бросая себе новые вызовы и принимая их.  

Ирина Грачева – первая российская яхтсменка, которая примет участие в одиночной гонке через Атлантику Mini-Transat. Сейчас она вместе со своей 6,5-метровой серийной лодкой класса Mini «Cachaca» находится в точке старта Mini-Transat 2019 в Ла-Рошели, ожидая улучшения погодных условий. Юлия Соборницкая поговорила с Ириной Грачевой о том, как она пришла в парусный спорт и как решилась примкнуть к рядам яхтсменов-одиночек. 

«У моего тренера была позиция: научитесь выигрывать на плохом»

Все начиналось в далеких 90-ых, когда 12 летняя Ирина пришла в спортивную детско-юношескую школу олимпийского резерва в Санкт-Петербурге.  Ходила шкотовой на двойке в классе «Кадет», атмосфера вокруг была дружеская и это привлекало. До первых успехов было еще далеко. Первые шаги юные яхтсмены делали на стареньких лодочках, хочется получше и поновее – покупай за свои деньги, но семья Ирины не могла этого позволить. 

«Я тогда экономила на завтраках, чтобы обновить те же веревки, например. У моего тренера была такая позиция: научитесь выигрывать на плохом, потом получите хорошее.  Я через это прошла и не жалею. Когда результаты стали получше, мы получили матчасть получше и выигрывать стало легче», – вспоминает Ирина. 

Денег на поездки на престижные регаты тоже не было, гонялись на тех соревнованиях, которые проходили в Петербурге на Финском заливе или недалеко, на Ладоге, на Онеге. Это было интересно, был азарт, д а и опыт нарабатывался. 

«Лодка может перевернуться, это обычное дело»

Как-то гонялись на Финском заливе в районе Ольгино. Случился сильный шторм, много лодок сошло с дистанции… Спасательные катера глохли, их вообще было немного и ко всем экипажам помощь просто не успевала. 

Яхта Ирины начала тонуть. 

Экипаж, конечно, спасли, но потери были велики: лодка лишилась паруса, гика, другого оборудования и сама ушла под воду. 

Через три дня яхту нашли. Хотели списывать, но будущая гонщица настояла на том, чтобы вернуть ее к жизни. Долгие часы она провела за ее ремонтом.  Много помогали друзья. В итоге еще долго и успешно выступала на этой лодке.

«Этот случай стал хорошей проверкой, ведь швертбот и яхта могут перевернуться и это ситуация довольно стандартная. После таких случаев некоторые ребята переживали шок и становилось ясно: яхтинг не для них. А меня тогда это происшествие из колеи не выбило», – говорит Ирина. 

Потом она опробовала «Луч», тоже старенький, ходила на четвертьтоннике «Квартет» в эпипаже известного в Питере и за его пределами яхтсмена Василия Алексеева. С ним Ирина  впервые вышла на международные регаты в Эстонии и Финляндии. 

«Впечатления тогда меня захватывали, – делится она. – Какие места занимали – уже не помню, для меня было важно, что еще в те годы, на стыке девяностых – нулевых, Василий всегда был нацелен на участие в знаковых соревнованиях, не хотел вариться в собственном соку и не давал это делать команде. Такая амбициозность  пришлась мне по душе». 

Классу Open 800 Ирина отдала 9 лет. Любимая позиция была баковый. На парусном судне это ключевая роль: если баковый не успевает, то вся команда может расслабиться и о призах уже не думать. Тем не менее, Ирина все чаще стала задумываться: а сколько конкретно она вносит в общий успех? 

«А что будет, если я останусь одна «на хозяйстве»? Справлюсь ли? И чего я стою как гонщица?»

«А что будет, если я останусь в лодке одна?»

Логичным продолжением яхтенной карьеры стали активные выступления на оффшорных  гонках: Rolex Fastnet Race, Rolex Middle Sea Race, RORC Caribbean 600, Fastnet Race  и Gotland runt. В 2015 году в составе международной парусной команды Ирина обогнула мыс Горн. 


Кто-то из яхтсменов рассказал Ирине про класс Mini, да еще и картинку показал. 

«Отклик пошел сразу: мне это надо! На Мини-Трансат ходят в одиночку через Атлантику, лодка небольшая (6,5 метров), и будет по силам», – думала Ирина.

Юрий Фирсов, первым из россиян отобравшийся на Мини Трансат-2015, оценил тогда постройку новой лодочки в 120 тыс евро. Не экстрим, конечно, но где взять эти деньги, даже если вариант окажется дешевле, Ирина не представляла. 

Но одно из ее правил по жизни гласит: если не пробовать, точно ничего не достигнешь.

Что толкало тогда  Ирину на поиск новых вызовов? Лидерские качества? Возможно. Но она уточняет: 

«Я умею хорошо организовывать себя и людей вокруг. Мне далеко не всегда надо быть впереди и всеми руководить, наоборот, я готова подчиняться тому, кто авторитетнее. Просто так выходило, что в этой роли все чаще оказывалась я». 

Перед самым началом яхтенного сезона 2018 года Ирина наконец-то обзавелась своей яхтой. Лодку купила быстро – к сезону, иначе просто не успела бы находить на ней те мили, которые нужны по правилам квалификации. Выбрала серийную лодку CACHACA-579 2005 года постройки. Она не новая, но боевая, участвовала в двух гонках Mini-Transat,  в 2015 и в 2017 годах, и по цене оказалась гораздо более доступной. Сегодня к моменту старта Ирина на своей маленькой яхточке прошла свыше 9 тыс миль.  

Начиная свой проект, гонщица проанализировала, что она уже умеет, а чему надо бы подучиться. С одной стороны,  у нее был богатый опыт: ориентировалась по картам, понимала ситуацию в целом, ходила в качестве рулевого, тактика, шкипера, могла починить  какие-то небольшие поломки. В то же время, Ирина знала, что абсолютно все проблемы на борту яхты ей придется решать самой. В результате она взяла курс  астронавигации, чтобы научиться пользоваться секстантом и уметь определять свое место по солнцу, и восполнила дефицит технических знаний, ведь чтобы выиграть в гонке, надо, прежде всего, дойти до финиша. 

«Как только купила яхту, решила: сразу пойду гоняться. Я получила сложный технический аппарат, через месяц первые гонки в одиночку, а времени узнать яхту у меня просто нет. Но клин клином вышибают. Да, у меня была некоторая паника, и, если честно, было тяжело, но это уже позади, и такому опыту я благодарна, – рассуждает Ирина. – И конечно, я опасалась, как я буду чувствовать себя в океане долгое время одна. Опасения оказались напрасны, я была приятно удивлена: чувствовала себя прекрасно».   

Лодка 6,5 метров  –  это такая «Ока», только на воде

Потихоньку они с лодкой притирались друг к другу. Например, в сезоне-2018 Ирина успешно отгонялась в таких регатах как Pornichet Select 6,5 Solo, Trophee Marie-Agnes Peron, Mini Fastnet double handed, Qualification solo sailing и Les Sables-Acores-Les Sables solo. 

Яхта 6,5 метров по ощущениям – это такой автомобильчик «Ока», только на воде.  

Готовить возможности нет, поэтому в гонке Ирина питается сублимированными и стерилизованными продуктами. Еда в герметично закрытых пакетах уже готова, ее надо только разогреть горячей кипяченной водой. Кипятильник на борту есть. 

На случай плохой погоды есть химические пакеты, которые при реакции с водой дают 100 градусов и согревают пакет с едой. 

«Обычно за раз я съедаю один пакет такой еды, пакет греется 12 минут, а в это время я работаю с парусами и делаю еще какие-то дела, после этого я ем, что получилось, настолько быстро, насколько это возможно», – рассказывает Ирина. 

Для перекусов в гонке доступен довольно ограниченный набор продуктов: по одному яблоку и апельсину в день, иногда баночка лимонада, немного печенья, сухофррукты. 

Никаких особых тонизирующих средств, энергетиков или витаминов Ирина не использует, принимает только таблетки, восполняющие дефицит солей в организме после тяжелой работы на яхте. 

Опреснителя на яхте нет, вся вода берется с собой, из расчета от одного до полутора литров воды в сутки.  

Лодка маленькая, поэтому надо все время нужно откренивать, вся еда – это перемещаемый балласт внутри лодки. И как только меняется ветер, весь съедобный груз и бытовой скарб приходится перетаскивать: на нос лодки, на корму, либо в середину лодки. Иногда,  переместив весь груз на нужную сторону, гонщица обнаруживала, что ей теперь негде спать.

В этом году Ирина немного усовершенствовала свою яхту, добавив обвесы. Теперь можно  эффективно перемещать вес внутри и эффективно откренивать, и место поспать легко находится. 

График сна далек от того, к которому мы привыкли в обычной жизни. 

Сон урывками, от 5 до 20 минут, надо все время быть начеку: верный ли курс, справляется ли автопилот с ветром и волной. А уж шторм – это настоящий форс-мажор, и тут бывает, что не до сна. 

По словам Ирины, у нее на яхте живет «страшный зверь» – будильник, который разбудит мертвого. Нередко она просыпается даже чуть раньше, вылезает из спальника и идет к будильнику, чтобы успеть его отключить. 

Максимальное время для сна, которое можно поставить на этом будильнике – 90 минут. Быстро заснуть – проблема лишь поначалу, сделать усилие и попытаться уснуть можно всегда, даже полежать и отрешиться на 5, а если повезет, то и на 25 минут уже здорово помогает. 

«Я висела над океаном, пристегнутая к яхте ремнем»

«Перед тем, как пойти в гонку Мини-Трансат одна, я хотела пройти подобный маршрут вместе с кем-то на пару. Идея идти в гонку Бермуды – Плимут изначально исходила от шведского шкипера  Микаэля Рюкинга, мы уже были знакомы по другим гонкам. Я  приняла предложение, хотя подготовки мне, конечно, недоставало. В этом переходе, во-первых, мы установили трансатлантический рекорд, пройдя на 40-футовой парусной яхте через Атлантику всего за 13 дней. Во-вторых, приобретенный в этом переходе опыт можно было смело умножать на два, а то и больше», – рассказывает Ирина.

Яхтсмены попали в шторм, который  продлился 3 дня и 3 ночи, сила ветра – более 45  узлов, а в порывах – до 60. Волна в центре Атлантики достигала 12 метров. Трое суток они шли, сменяя друг друга на вахтах каждые три часа. 

На третий день шторма вахту несла Ирина. 

«Мы были полностью измотаны, промокли до нитки, потому что менять одежду, находясь на борту в такой обстановке, нет смысла. Автопилот, естественно, не работал. Бортом я встретила аномальную волну. Я  видела ее приближение и понимала, что уйти от нее будет некуда. Иначе у меня случится непроизвольный поворот фордевинд, а чем это чревато – никто не знает. Эта волна опрокинула нашу яхту полностью, мачтой и парусами в воду, и меня  она тоже выкинула из кокпита. Я оказалась висящей над океаном, пристегнутая к яхте только с помощью ремня. Когда волна прошла, яхту отпустило (свое положение они восстанавливают сами), добралась до руля и смогла взять ситуацию под контроль. Слава богу, с нашей яхтой никаких особых поломок не случилось, все мероприятия для того, чтобы избежать трагедии мы предприняли заранее. Когда ветер стих до 30 узлов, это показалось нам просто прогулкой при свежем бризе. Мы смогли починить автопилот,  прочистить его от морской воды. После чего мы с Микаэлем переоделись, забились в яхту и проспали 4 часа бок о бок. Слаще сна, наверное, у меня не было».  

Через Атлантику без спутникового телефона и картплоттера

Этот опыт встречи с волной-убийцей, как иногда называют аномально высокую одиночную волну, не заставил Ирину пойти на попятную. Правила регаты Mini-Transat, в ходе которой ей придется пересечь Атлантику в одиночку, жестко лимитируют применение в гонке современной техники, но именно поэтому здесь также серьезное внимание уделяется проблемам безопасности.

Как известно, основная идея класса Mini – продвижение любительского спорта очень высокого уровня. Акцент делается на умении яхтсмена работать с парусами в классическом понимании, не опираясь на современную технику и яхтенные гаджеты. 

Необходимо   прогнозировать и понимать погоду, разбираться в навигации, практически не используя технические приспособления. Не разрешаются картплоттеры, а также любая аппаратура, которая сможет рекомендовать курсы в зависимости от погодных условий. Запрещена любая связь с землей, в том числе – с помощью спутниковых телефонов. Можно пользоваться GPS, но самым простым, чтобы знать координаты. Разрешена рация, работающая на коротких волнах, но гонщики находятся на связи только с такими же участниками гонки, и то, если они находятся недалеко. А карты используются только бумажные. 

Поэтому в классе Mini уделяют очень серьезное требование безопасности. Каждая яхта оснащена по соответствующей категории. По словам Ирины, ее спасательное оборудование в сумме весит, наверное, больше, чем все ее вещи на борту яхты. На борту есть и пара спасательных кругов, и полностью оснащенный спасательный плотик. 

Каждый шкипер проходит курс выживания на море. Кроме того, гонку Мini-Transat будут сопровождать 7 или 8 так называемых судов сопровождения, но идти они будут вне зоны видимости. 

Как уже было сказано, в классе Mini  запрещена абсолютно любая связь с берегом, спутниковых телефонов у гонщиков нет, но есть трекер, с которого яхтсмены могут отправить SOS организаторам. По этому сигналу по указанным координатам высылают судно сопровождения. Сигнал автоматически означает, что гонка для отправившего его яхтсмена закончена и он должен будет покинуть лодку.  

О гонке Mini-Transat 

Трансатлантическая гонка Mini-Transat  в яхтенном мире невероятно популярна. Она стартует во Франции, вполне отвечая французскому национальному характеру. Чтобы достойно ее пройти, да и просто вписаться в число участников, нужно проявить недюжинное упрямство: для начала одолеть квалификацию, набрать необходимое количество пройденных миль в нескольких гонках, а  потом идти в одиночку в два труднейших этапа по Атлантике. Сначала 1350 миль из французской Ла-Рошели в Лас-Пальмас, затем 2700 миль с острова на Канарах на карибскую Мартинику. В этом году среди участников Mini-Transat 2019 двое россиян – Федор Дружинин и Ирина Грачева. Ирина – первая яхтсменка из России в истории этой крупнейшей в мире регаты.

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.

Читайте также