Владимир Зинченко: «Я остановил самолет и на следующий день был на верфи»
Люди

Владимир Зинченко: «Я остановил самолет и на следующий день был на верфи»

Российский владелец брендов Greenline и Shipman рассказывает, как он спасал их от банкротства
Поделиться в соцсетях

В 2015 году Владимир Зинченко волей судьбы стал владельцем обанкротившейся Seaway Yachts — компании из Словении, выпускавшей карбоновые парусники Shipman и гибридные моторные яхты Greenline. Россиянин спас любимую верфь, чьи лодки в качестве дилера он до этого продавал в течение почти десяти лет. Следующие четыре года и недавнее участие SVP в Düsseldorf Boat Show показали, что Зинченко не зря изменил планы в тот судьбоносный день. Верфь экспонировала восемь лодок (еще в 2018-м их было три), четыре из которых стали мировой премьерой. С 2017-го по 2018 год продажи выросли с 17 до 22 миллионов евро. Согласно прогнозу, в этом году — после продажи 130 лодок — они достигнут 30 миллионов.

В 2004-м я продал свой бизнес, связанный с арендой машин, и дилерские центры в России. Мы с женой хотели нового образа жизни, мы хотели приключения. Так мы отправились вокруг света на яхте Hanse. Мне невероятно хотелось идти быстрее, так что мы обменяли ее на карбоновый Shipman 63, в который я влюбился настолько, что когда путешествия закончились, я спросил, могу ли показать бренд друзьям и подписал дистрибьюторское соглашение. За первый год я продал 10 лодок, еще 20 — на следующий год. И это была где-то половина продукции верфи в то время. Когда они в 2009-м создали Greenline, я начал заниматься и этим брендом. 

Можно сказать, что мое сердце принадлежало Shipman, а разум понимал потенциал Greenline.

Когда Seaway, материнская компания Shipman, потерпела крах в 2015 году, я быстро принял решение.

Я сидел в самолете, собираясь на Антигуа на гонку Royal Ocean Racing Сlub 600, когда получил SMS, в котором говорилось, что они обанкротились и на следующий день начинается процедура ликвидации. Я остановил самолет, буквально выпрыгнул из него, и на следующий день был на верфи.

Пока персонал рассчитывали, я ждал снаружи с коробкой визиток. Дал каждому по одной, когда они вышли, и сказал, что перезапускаю бизнес. Мы остались с несколькими пустыми корпусами и недостроенными лодками. План был простой: выполнить заказы и вытащить компанию.

Для начала мы арендовали помещения, а затем, в 2017 году, купили комплекс в Бегунье (Словения). Это была невероятная возможность. Я был на 200% уверен, что оно того стоит.

Shipman и Greenline были отличными брендами, ошибка была не в них, а в менеджменте, который убил компанию.

В 2015 году у нас были 10, 12 и 14,5-метровые лодки на стадии прототипов. Сегодня мы строим 11 моделей, у нас работает 250 человек.

Новая 45 Fly с ее мастер-каютой во всю ширину лодки имеет особое значение. Мы анонсировали ее осенью прошлого года, первый борт спустят на воду в марте. Мы продали уже 18 таких лодок, они попадут к владельцам в 2019 году, и увеличили производительность с одной до двух и более 13,7-метровых лодок, которые верфь выпускает каждый месяц. Концепт Greenline действительно завоевал популярность. Дело не в электрической пропульсивной установке. Дело в комфорте, ощущении домашнего уюта на воде. Вы не должны думать о генераторах, когда включаете фен или делаете себе кофе. Лодки Greenline созданы такими, чтобы быть близкими, чтобы семья была вместе. И интерьер у них на соответствующем уровне. Кроме того, у лодок низкий центр тяжести, что добавляет им стабильности, безопасности и комфорта.

Мы создали бренд OceanClass для владельцев Greenline, которые хотели лодку побольше, чтобы отправиться исследовать мир. Мы спустили на воду 65OC в Каннах в 2017 году и начали строительство первых трех 58OC в конце прошлого года. Для более молодых клиентов, которые ищут чего-то поспортивнее, во время Monaco Yacht Show в прошлом году мы представили новый бренд NEO, под чьим именем будем выпускать десятиметровые спортивные лодки.

Также мы собираемся перезапустить бренд Shipman.

Возможно, он станет в большей степени про высокоэффективные гоночные круизеры, а не про безукоризненные офшорные. Ни у кого больше нет времени идти в кругосветку — нужно много работать, чтобы позволить себе лодку! У нас будет новая модель, которую мы, возможно, покажем уже в Каннах, но, скорее, в Дюссельдорфе в следующем году.

Оригинал интервью на английском языке был опубликован в интернет-издании International Boat Industry

Поделиться в соцсетях
Нашли ошибку в тексте?

Выделите нужный фрагмент
и нажмите ctrl+enter,
либо нажмите здесь.

Сообщите нам об ошибке.

Читайте также